“Он домогался меня” — история Бактыгуль, бывшей мигрантки в Турции

19/06/19, 11:06  |  Обновлено: 19/06/19, 19:11

Limon.KG - Бактыгуль Сулаймановне 42 года, 4 года из которых она провела на заработках в Турции. Женщина пережила многое: кончину мужа, безработицу, кризис. В шутку женщина рассказывает, что про ее историю можно было бы снять фильм. Наша редакция этого не отрицает.

Женщина при встрече производит очень хорошее впечатление: светлая кожа, короткая стрижка и худое телосложение. Бактыгуль очень общительная — пока мы шли до ее дома, она поделилась многим, что пережила.

“Мое полное имя Бактыгуль Сулаймановна. Родители родом из Иссык - Куля, но я родилась в Бишкеке, в большой семье из одиннадцати человек. По старшинству я была четвертой. Училась в БГУ, но закончить учебу не смогла из-за семейных финансов. Но я не отчаялась и начала активно посещать курсы и обучаться чему-то новому, так как нужно было работать. Обучившись парикмахерскому делу, я начала стричь мужчин и женщин. Тогда и на работе я встретила мужа Алмаза в конце 2006 года. На тот момент мне было 27 лет, а ему 31. Полгода мы с ним встречались, а после поженились. За его плечами был уже первый брак и 3 ребенка, его первая жена скончалась. Многие мои родственники, друзья отговаривали меня от замужества из-за того, что он уже был женат и остался с детьми. Я тогда никого не послушала, потому что я любила этих детей: для меня они казались “ангелами”.

IMG_9992

Бактыгуль. Показывать лицо на камеру женщина отказалась.

Дети от первого брака жили со свекровью, потому что после смерти его первой жены она оформила опекунство на себя. Поженившись с Алмазом, мы жили как все обычные семьи. У нас появились общие дети: старшая Медина и младший — Нариман. Поначалу жили в квартире, потом, накопив на дом, мы смогли его купить.

В 2013 году Алмаз работал в госучереждении, и неожиданно для всех он начал болеть. У него было высокое давление, проблемы с почками и потом еще образовался тромб в сердце. Мужа положили в больницу. Мне пришлось начать работать, потому что на тот момент нужно было заботиться о маленьких детях. Медине было 5 лет, а Нариману 3 годика, также нужно было обеспечивать лекарствами мужа и выплачивать кредит. Из-за такой ситуации мой муж начал нервничать еще сильнее. Год мы боролись за его жизнь и в августе 2014 года его не стало. Его смерть я переживала очень тяжело, но моя жизнь продолжалась: по утрам я водила детей в садик, потом уходила на работу в магазин. В один из дней у Наримана появились высыпания на теле, это была не ветрянка. Врач сказала, что высыпания появились у него на нервной почве, при том, что ребенку 4 года. Из-за этого его приходилось оставлять дома одного, иногда за ним приглядывала соседка. В один из дней моя соседка придя домой, увидела, что мой сын прячется под столом, и он спросил у нее, не придет ли призрак папы (улыбается). Родственники из-за высыпаний Наримана боялись даже подходить к нему.

IMG_9993

На фото: Алмаз — муж Бактыгуль. В одном из дневников Медины были записаны три желания: «Дышать под водой, вернуть отца, вернуть прошлое».

По утрам, когда я уходила на работу, он тянул меня за ногу и просил, чтобы я осталась с ним дома. Я пыталась утешить своего ребенка, объясняя, что нужно платить за аренду магазина, отдавать долги родственникам, банку; тем, что нужно заработать денег на пропитание. Так было почти каждое утро и мне приходилось уходить с тяжестью на душе.

Помню переломный момент, когда я решила уехать на заработки. Однажды я варила компот и нужно было закрывать банку, но она неожиданно лопнула. Все горячее содержимое вылилось на меня. Я просто стояла в шоковом состоянии, меня всю трясло. В этот момент звонили кредиторы, нужно было идти к детям в другую комнату и выходить на работу, а я просто стою и смотрю на обуглившуюся кожу тела.
Врачи приехав, сказали, чтобы я соблюдала постельный режим минимум три дня, иначе может попасть инфекция, и я не смогу сама осуществлять перевязку. Мне было трудно принять это обстоятельство, так как муж скончался только два месяца назад, а я должна работать.
Две недели я сама обрабатывала ожоги через крики и боль. Было видно просто мясо, казалось, что сам Бог помог мне в этой ситуации, и все ушло без следов.

Каждую ночь я не спала, думая, как быть в такой ситуации. Каждый день у нас на завтрак, обед и ужин была только картошка. У детей уже было предрвотное состояние, они не могли уже кушать одно и то же. Ведь это дети, им нужны витамины, сладкое. И при всем этом нужно было платить за садик и свет. Каждую ночь я думала: «Как? Как быть в такой ситуации?» — вспоминая еще слова кайынэже, что вдова — это клеймо.

Зимой 2016 года я решилась покинуть страну и уехать на заработки. Я попросила сестру Назиму приглядеть за детьми, пока меня не будет. Она сама разведена и у нее два ребенка: старшему 4 года, а младшему — 2 годика. Я пообещала, что стабильно буду отправлять деньги.”

Бактыгуль начала готовить детей к тому, что она уедет только на неделю, надеясь, что дети потом быстро смогут отвлечься и забудут ее. Она уехала ночью, пока все спали.

“В Анталии у меня не было ни родственников, ни подруг. Фирма, через которую я полетела, пообещала, что найдет работу няней, и моей обязанностью будет только забота о ребенке. Началось все с того, что нас завели в комнату, где выстроили всех в ряд. Зашла семья, которой нужна нянька и начала выбирать со словами, что одна слишком толстая, другая — слишком худая, а третья — слишком красивая и может увести мужа. Я чувствовала себя бараном, которого выбирали на рынке. А про меня сказали, что я слишком худая, и могу ли я вообще что-то поднять. Потом после такого унижения меня все-таки выбрала та семья, в которой я и работала. Как я в начале говорила, в мои обязанности входила забота о ребенке: спит ли он, сыт ли он и, конечно, поиграть с ним. Но эта семья не понимала этого, да и у турков такой менталитет: раз пришла на работу, то полностью отрабатывай. Это я первый раз поняла, когда вместе с этой семьей поехала за город, и когда уже уложила ребенка. Готовить ужин для всех, стирать и убираться для меня было шоком. Наступило воскресенье, и по воскресеньям кыргызы приходят в офис для того, чтобы отдохнуть, поговорить. Туда пришла женщина лет 60, очень высокая и внешне было видно, что она очень многое пережила. Она со всеми поздоровалась, я и новенькие начали расспрашивать о работе. Она начала рассказывать, что работает в одной турецкой пожилой семье, где ее избивают и не подпускают к еде. Все, конечно, ужаснулись и не понимали, почему она там работает. Причина крылась в том, что ее дети не могут зарабатывать, и на ней висит большой кредит. Ей так же как и мне сделали замечание, что она старая и это единственная семья, которая взяла ее работать. После такой истории я была напугана: меня тоже взяли на работу в семью”.

Бактыгуль начала работать няней в семье адвокатов.

Семья первая. Адвокаты

“Богатые люди в Турции отличаются от кырызских аристократов. В этой семье адвокатов покупался сыр 8-ми разных сортов и 6 видов колбасы. Все это всегда было на столе, и каждый раз после трапезы все, что оставалось, уходило в мусор. В их доме даже для уборки было 40-50 тряпок. Когда я зашла в спальню хозяйки, на ее туалетном столе стояло от силы 100-200 видов крема для ухода за кожей. В этой семье были очень интересные порядки. К примеру, многие кыргызы ведь после обеда или ужина остатки еды убирают в холодильник, а они все выбрасывали объясняя тем, что появляются микробы, либо каждый день носили разную одежду, несмотря на то, что все равно члены семьи остаются дома.

В один из моих рабочих дней я вместе с семьей адвокатов поехала на дачу к их бабушке. В обед я уложила ребенка спать, и сама уснула рядом с ним, потому что в то время я принимала успокоительные. Из-за стресса и приема таблеток меня потянуло ко сну. Если я не пила успокоительные, то все время болела голова из-за переживаний по поводу детей: как они там, и все ли у них хорошо. И в этот момент, когда я заснула, за мной оказывается следила бабушка: выполняю ли я свои обязанности. Бабушка позвонила в город родителям ребенка и все время говорила “уюду” (т.е. спит), это было первое турецкое слово, которое я узнала.”

В контракте, который подписывала Бактыгуль, было указано только то, что нужно заботиться о ребенке. Но по словам Бактыгуль, в Турции было принято работать 24 часа в сутки, несмотря на контракт.

“Позже семья позвонила в агентсво с жалобой на то, что я спала. Тогда я не могла и кофе выпить, так как пока семья не привыкнет к тебе, будет думать, что можешь их заразить микробами. Меня обратно отправили в офис со словами: “Ищи другую семью. Ты спишь”. Был 2016 год. Зарплату я не получила и не могла отправить деньги домочадцам. Мои поиски работы продолжились”.

Спустя неделю Бактыгуль познакомилась с журналисткой из Кыргызстана, которая предложила свою помощь в поисках работы и посоветовала больше не сотрудничать с фирмой, так как там много обмана. Решив расторгнуть контракт, Бактыгуль нужно было выплатить деньги за сотрудничество с агентством, так она попала к другой семье.

Семья вторая, интернациональная

“Я устроилась работать в межнациональную семью, где жена была русской, а ее муж — турком. Пробыла я там недолго: была очень сложная работа”.

Айгуль — приятельница Бактыгуль, помогла ей с поиском, предложив работу у пожилой пары, где нужно было быть сиделкой для дедушки.

Семья третья, пожилая

“Дедушка был очень богато одет, на вид лет 90. Зарплата составляла 600 долларов. Я согласилась работать в их семье. Первый день работы начался с того, что я убралась дома и искала лекарства для бабушки. И в этот момент ко мне подошел дедушка и сказал, что отдал деньги Назгуль (которая взяла деньги за меня и меня наняли не просто так). Он попытался схватить меня за грудь со словами, мол, теперь я должна отплатить. Я его сразу оттолкнула, пнув в спину. Дедушка, конечно, пригрозив, сказал, что будет жаловаться и т.д. Но мне уже было все равно”.

В тот вечер Бактыгуль уехала в квартиру, где жили такие же мигранты, как она. В одной квартире проживало 7-8 человек.

“В квартире я плакала, рассказывая девочкам о том, что же за жизнь такая у меня. В один момент хотелось уехать, но я не знала, откуда взять деньги. Помню, как соседки по комнате сказали мне: “Добро пожаловать в Турцию”.

IMG_9988

«1090 дней как жду маму». Одна из запись в дневнике дочери Бактыгуль.

Шел четвертый месяц в Турции. Пока Бактыгуль была на заработках, в ее семью наведывались кредиторы из-за долгов. Из-за их частых визитов Назиме — сестре Бактыгуль приходилось притворяться, что дома никого нет. По словам сестры, детям не в чем было выходить на улицу, не было обуви, из-за чего ей пришлось закрыть ворота дома, чтобы никто не видел в каком состоянии живет семья. Также отключили свет за неуплату, нечего было есть. Бактыгуль не могла сказать правду сестре, что зарплату она еще не получила. По телефонным разговорам женщина старалась успокоить Назиму, и говорила, что все в порядке, мол, зарплата вот-вот придет.

Наша респондентка снова была в поисках работы. Так, эти поиски привели к женщине по имени Айсулуу.

Семья четвертая, чистосердечная

“Айсулуу предложила работу за 500 долларов. К оплате я не была придирчива, для меня главным было заработать деньги, и все. Семья была пожилой. Я ухаживала за бабушкой, которая весила 110 килограммов. Раз в день она справляла нужду в памперс, и я убирала все это. Ухаживала я за ней как за ребенком: кормила, одевала, мыла, сушила волосы. Ее нужно было несколько раз переворачивать, она была очень тяжелой, и в этом мне помогал дедушка — ее муж. Я делала все, чтобы заработать денег.

Из-за ситуации в моей семье, которая ждала деньги, я попросила зарплату за неделю вперед. Дедушка спросил: ”Ты что, свои деньги не получила? Женщина, которая устроила тебя сиделкой для нас, получила деньги еще в первый день”.
Я тогда спрашивала у нее: ”Айсулуу эже, неужели вы не боитесь кармы? Ведь я оставила детей, они голодные, одни! На мне висит кредит. Я даже работу не выбираю! Как вы могли так поступить?” В ответ она мне угрожала связями, и говорила, что сделает все, что угодно со мной, и меня никто не найдет”.

Дедушка, у которого работала Бактыгуль, дал на проезд деньги из деревни, где он жил вместе с бабушкой со словами: “Вы одной нации. Сами разбирайтесь. Деньги я уже отдавал”.

Приехав в город, Бактыгуль устроилась в новую семью. Из этой семьи ушла такая же мигрантка из Кыргызстана и порекомендавала свое место Бактыгуль.

Семья пятая, капризная

“Семья состояла из двух человек: мама и ее дочь. Они обе были очень капризными. Каждое утро, чтобы разбудить семилетнюю дочку, хозяйка дома покупала небольшой презент. Ее дочери мог не понравиться подарок, и она кричала. Каждое утро на завтрак у меня уходило сорок минут для каждой. Хозяйка дома любила лимонный свежевыжатый сок, а ее дочь — апельсиновый, одна любила недожаренные яйца, а другая — глазунью. У каждой были свои предпочтения. По утрам я с ней делала зарядку, потом, садившись за стол, она завтракала, а я заплетала ее волосы. Не дай Бог, если я сильно расчесывала волосы, то она сразу в этот момент пинала, царапала меня. Ее мама сидела напротив и всегда ничего не говорила о таком поведении своей дочурки. После завтрака я отправляла ее в школу и потом нужно было привести в порядок ее мать. Она становилась, расправив руки, и я надевала на нее одежду. После такой церемонии хозяйка дома отправлялась на работу. Остальное время дня я тратила на уборку. Убиралась я каждый день, так как дома были установлены камеры, и я должна была хоть что-то сделать. Даже если уже пропылесосила, то нужно было еще раз сделать это. Каждый вечер по приезду моя работодательница проверяла все влажными салфетками — нет ли пыли на мебели.
Каждое воскресенье она давала мне отдохнуть, но, вместо этого я мыла посуду в одном из ресторанов Анталии.”

Бактыгуль постепенно начала отправлять деньги своей семье, но из-за того, что доллар подорожал, она стала искать работу, где больше всего платили. По слухам среди мигрантов, многие собирались в Анкару. Бактыгуль не стала исключением и тоже поехала туда в поисках высокооплачиваемой работы.

Семья шестая, новая

“По приезду я устроилась работать в клининговую компанию. Через компанию меня одна семья взяла на работу домработницей вместе с Нагимой. Толком не проработав, Нагима умудрилась поругаться с хозяйкой дома, из-за чего поступила жалоба в клининговую фирму о том, что с нами больше не будут работать, так как у нас нет командной работы. Нагима была очень конфликтной. После таких новостей я подошла к мужу хозяйки дома Кемелю и попросила дать шанс на работу. Я его очень долго уговаривала, говорила ему: ”Пожалуйста, посмотрите хотя бы на мою работу, на то, как я работаю”. Он конечно не воспринял мои слова всерьез и ответил коротко: ”Сегодня посмотрим”.

Мне пришлось убирать большой четырехэтажный дом. Закончив везде уборку, я перешла к окнам на четвертом этаже. Окна находились очень высоко, и из-за этого их долгое время никто не мыл. Чтобы получить эту работу, я забралась на перегородку снаружи и, стоя на ней, мыла окна. С улицы мне кричали, что я сумасшедшая. Потом в комнату зашла хозяйка дома, и стала звонить мужу, говоря о том, что я стою на краю перегородки и мою окна, которые 20 лет никто не мыл. После такого меня взяли на работу. У них я проработала год.”

Это была последняя семья, в которой проработала Бактыгуль. Заработав достаточно денег для погашения долгов и содержания детей, она вернулась в Бишкек.

“По приезду мне было больно смотреть на состояние моих детей. Они стали закрыты в себе. Пока я отстутстовала, над моей дочерью Мединой издевались в школе: называли сиротой, говорили, что ей никакая одежда не идет. Мое сердце в тот момент разрывалось, дети плакали, рассказывая, что происходило, пока меня не было”.

IMG_9999

 

Младший сын Нариман.

Медине, дочери Бактыгуль, было тяжело первое время. Когда Бактыгуль уезжала на заработки, ее дочь ходила только в первый класс. По словам Медины, она с завистью смотрела на тех детей, которых встречали родители. Она же сама после школы сама возвращалась домой.


IMG_9994

Старшая дочь Медина.

Когда Бактыгуль вернулась, ее дочь ходила уже в четвертый класс. Медина поделилась своей мечтой: она хотела, чтобы ее мама так же провожала домой. Сегодня Бактыгуль возвращает детям те потерянные четыре года.

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.