После страшной аварии она потеряла родных, но, несмотря на это, смогла дальше жить

21/05/19, 18:00  |  Обновлено: 22/05/19, 16:29

Limon.KG - 19-летней Анастасии Землянской предвещали большое будущее в мире спорта. Будучи совсем юной, она была активной девочкой, которая наслаждалась беззаботным детством. В одночасье она стала прикованной к постели и лишилась родных. Как Анастасия смогла пройти через все трудности, вновь стать на ноги и полететь в Америку на обучение, вы узнаете из ее интервью.

20

«Меня зовут Анастасия Землянская, мне 19 лет. Я живу в городе Бишкек. Окончила школу Chambersburg Area Senior High School в Америке, в штате Пенсильвания. Сейчас студентка второго курса Академии туризма. Увлекаюсь велоспортом. Почти каждый день преодолеваю по 15 километров. В детстве мечтала стать спортсменкой. Мне предвещали большое будущее в мире спорта, поскольку у меня были все данные.

Мои мечты разрушились в один день, и моя жизнь разделилась на «до» и «после». Мы с семьей попали в аварию. Это произошло осенним вечером в селе Сокулук. Я, мои родители, тетя и брат возвращались домой. Мы были в гостях. К нам навстречу неслась машина на большой скорости. Столкновение «лоб в лоб» было неизбежным. В результате, в нашем автомобиле было трое жертв. Во второй машине погибла девушка, которая была пассажиром. Эта поездка оказалась для всех роковой. Авария произошла по вине водителя, который выехал на встречную полосу. Что было дальше, я не помню. Мне лишь потом рассказали, что наш автомобиль перевернулся. Затем подбежали люди и начали выносить нас из машины. Меня сразу же увезли в больницу, не дожидаясь скорой помощи. По приезде я впала в кому. Два раза останавливалось сердце. У меня был открытый перелом руки, закрытый перелом ноги, были гематомы на голове. Врачи ничего не обещали.

«Одно я понимала — жизнь не будет прежней»

22

Пока я была в коме и переживала клиническую смерть. Я увидела белый коридор, где я встретила бабушку, она лишь сказала мне: «Иди!»

Тем временем меня хотели перевести в городскую больницу, поскольку лежала в Сокулукской районной больнице, где было недостаточно медицинской аппаратуры. Перевозить меня было опасно, так как нельзя было трясти. Приняли решение загипсовать и отвезти в городскую больницу, но доеду ли я, не было гарантии. Папе предложили подписать документы, где он берет на себя полную ответственность за меня. Все было наготове, но в тот день приехал наш знакомый врач. Он сел рядом со мной, взял меня за руку и сказал, что мой мозг просыпается, и в скором времени приду в себя. На девятый день я очнулась, но не понимала, что происходит, где нахожусь. Одно понимала — жизнь не будет прежней. Папа сидел у кровати. У него была сломана рука и было множество гематом. Он единственный, кто видел, что происходило после аварии. Как оказалось, не стало моей мамы, тети и брата, но об этом я узнала спустя месяц. Они мне не говорили, чтобы мое состояние здоровья не ухудшилось. Сейчас  представляю, насколько им было тяжело говорить, что все в порядке, когда их похоронили уже на третий день.

«Я могла остаться инвалидом»

788

В городской больнице пролежала полтора месяца. Моя правая рука и нога были подвешены. Врачи хотели вытянуть их, чтобы не ампутировать, после чего мне вставили спицы. Были хорошие прогнозы, но у меня начала отниматься левая нога. Я перестала ее чувствовать от колена. Сказали, что возможно защемление нервов, но через год выяснили, что у меня перелом шейки бедра. Сам хрящ растворился в теле. Врачи сказали, что необходима замена тазобедренного сустава, но в операции мне отказали из-за юного возраста. Это был большой риск для здоровья. Я могла остаться инвалидом. Врачи сказали, что в 18-20 лет сделают операцию, как раз к этому возрасту рост организма приостановится. Узнав о безысходной ситуации, папа был в бешенстве. Все это мы узнали на мой день рождения. Было очень страшно. Папа начал искать других врачей, но все старания были тщетны. Выход был один — ходить на костылях. В то, что происходит, никто не мог поверить, потому что я с самого детства была спортивным ребенком.

25

Когда вернулась домой, было очень тяжело, но я вопреки всему вставала на ноги. Все началось заново, как у маленького ребенка. Сначала научилась спускаться с кровати на пол, затем ползать, после — встала на костыли. Я много раз падала. Все переживали, поскольку были установлены спицы. Безусловно, были срывы, опускались руки. Было обидно, что нет рядом мамы.

Мне было сложно сидеть на месте. Однажды, сказала папе привезти мне четырехколесный велосипед. Отец был в недоумении, поскольку он носил меня на руках. Когда мне купили велосипед, я села и потихонечку начала крутить педали. Хотя, у меня тогда плохо разгибались колени. Дома начала делать упражнения. Затем открутили два колеса, и я начала ездить на двух.

Через некоторое время папа женился во второй раз. Вскоре на свет появились две очаровательные сестренки. Когда увидела их впервые, то поняла, ради чего стоит жить. Могу сказать, что они вернули мне надежду. Тогда решила для себя, что должна стать примером для сестренок и быть здоровой. Как раз перед их рождением у меня сломались костыли. Думаю, это был знак.

Каждый день после школы, брала коляску и гуляла. Для меня это была лучшая тренировка на ноги. Были дикие боли, поскольку одна нога короче другой на семь сантиметров. Таким образом мне помогли мои ежедневные тренировки.

27

Были моменты, когда здоровые дети говорили, что не хотят идти на физкультуру, а у меня не было возможности. Мне было обидно.

В 8-ом классе узнала, что есть программа для учеников, которая дает возможность на год улететь в Америку. Я начала готовиться. Мои старания были не напрасны. С первой попытки у меня получилось пройти три тура, оставалось ждать звонка с ответом, но никто не звонил. У меня были слезы и истерика. Через год снова подала заявку на участие. Также прошла три тура и ждала звонка с ответом. Тут мне удача улыбнулась. Мне сообщили, что  прошла через программу. Помню, как прыгала и плакала от счастья.

«Никто не заменит мамины руки, глаза, тепло и любовь»

Но за один день до отлета, мне отказали в визе. Сказали, чтобы пришла на следующий день. Я уже опустила руки, думала, что не судьба. Все за меня переживали. На следующий день мне дали визу.

Самое важное, что я для себя вынесла — все будет хорошо. Мне все под силу. Это было равносильно тому, что  научилась заново ходить. Я побила все стереотипы. После Америки моя самооценка возросла.

Прошло девять лет после аварии. Сейчас могу сказать, что время не лечит. Помню, как я рыдала, когда первый раз приехала на кладбище. Спустя время, осознаю, что их больше нет. Но время не лечит, больно также. Я смотрю на фотографии, но уже без слез.

777

Я часто вспоминаю о брате. Ему сейчас был бы 21 год. Больше всего обидно за него. Его не стало так рано. Я вспоминаю тетю. Ей было всего 33 года, когда произошла авария. Самое больное, когда вспоминаешь маму, потому что никто не заменит мамины руки, глаза, тепло и любовь, как бы ко мне не относились. Хотя, моя вторая мама делала для меня все, за что я ей благодарна.

Я знаю, что мама всегда рядом. Кстати, в день аварии мамин кулон запутался в моих волосах. Теперь он мой талисман.

Понятно, что мне больно и тяжело. Но себя приняла такой, какая я есть. Со временем осознала, что от этого никто не застрахован.

779

Верю в то, что все наладится. Мне предстоит операция и еще одна реабилитация. Ведь в будущем хочу стать мамой и стать предпринимателем».

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.