О самых модных и полезных процедурах, которые пользуются популярностью у бишкекских девушек и парней

05/11/18, 12:21   |  Обновлено: 06/11/18, 09:34  |  Просмотров: 5836

Limon.KG - Быть красивым человеком – значит быть здоровым, в этом убеждена косметолог Татьяна Севастьянова. Стремясь за стандартами красоты, многие забывают, что это лишь модные тренды, а каждый из нас индивидуален. Limon.KG встретился с основательницей первого международного учебного центра мастеров перманентного макияжа в Кыргызстане и разузнал о подводных камнях популярных процедур, как отличить хорошего мастера от дилетанта, и стоит ли вообще наносить татуаж. Бонусом вы узнаете истории бишкекских мужчин, чьи жизни изменились в лучшую сторону после посещения салона красоты «Звезда».

IMG_1217

L. Татьяна, вы – основательница первого международного учебного центра по перманентному макияжу в Кыргызстане, организатор первого практического форума для мастеров в этом направлении и чемпионата по перманентному макияжу и микроблейдингу. Считаете ли вы себя пионером в бьюти-индустрии Кыргызстана?

Нет, за всю индустрию красоты я говорить, конечно, не буду, однако моя деятельность действительно связана с косметологией и перманентным макияжем.

L. Расскажите об этой процедуре подробнее.

Это долговременный макияж. Если раньше это была процедура в виде татуировки на лице, то сейчас перманентный макияж через определенное время сходит. В связи с тем, что уровень знаний об этом в нашей стране был низким, я задалась целью, так сказать, на общественных началах, проводить ликбез среди мастеров. Знаете, сколько женщин пострадало от рук дилетантов! Я стала приглашать преподавателей из других стран, которые показывали, как это вообще должно выглядеть. Брови, к примеру, не должны держаться 15-20 лет, а максимум год-два. Это связано с тем, что мы взрослеем, лица меняются и все мы подвержены гравитационному птозу – обвисанию кожи лица и шеи. А выведение пигмента, который нанесли 10 лет назад, представляет трудоемкую работу.

Первый форум

первый форум

L. Как вы изучали перманентный макияж?

Я поехала изучать его в другие страны – в Грецию, Грузию, в Москве я познакомилась с преподавателями из Италии, которые делились своим опытом. Вернувшись, я стала применять знания здесь. Потом поняла, пока мастера не начнут делать правильно перманентный макияж, моя работа будет бесполезной. Поэтому первым делом мы купили лазер по удалению некорректного татуажа.

L. Когда все началось?

Это было лет 8 назад. Чтобы удалить «старые» брови, людям требовалось полгода-год. К нам в студию приходил целый поток людей с испорченными бровями. Надо было что-то с этим делать.

Первый форум

первый форум2

Вообще по образованию я косметолог, часто обращала внимание на то, что у людей, которые ко мне приходят, то зеленые, то красные брови. Я начала узнавать, как помочь им. Получив знания за границей, осознала, что одна с этим я не справлюсь – мастерам нужно объединяться. Оказалось, это очень сложно. Мастера не захотели выходить из своих кабинетов. И на первый форум перманентного макияжа я буквально вытаскивала их за уши, потому что хотела показать, как это должно выглядеть.

До этого я открыла международную школу, куда также приезжали тренеры с мастер-классами. Я получила диплом преподавателя от итальянской школы Biotek и сама тоже проводила обучение современным техникам. Никто в столице не может похвастаться таким дипломом.

IMG_0544

L. Как другие мастера отнеслись к вашей задумке?

Перманентный макияж развивался, но в неверном направлении. Можно сказать, что на первом форуме мы открыли людям глаза. Зато последний чемпионат оправдал наш многолетний труд. Все судьи оценили работы и признались, что не ожидали такого высокого уровня работ мастеров Кыргызстана.

L. Татьяна, с чего начинался ваш путь?

Все начиналось с маленького кабинета. Я предоставляла косметологические услуги. Мои клиенты хотели обслуживаться в одном месте сразу у нескольких специалистов, допустим, после чистки лица сделать маникюр, либо укладку. Так пришла идея поискать других мастеров, я решила создать команду, и из комнатки мы переросли в 60 кв.м. На тот момент мне казалось, что это так много (улыбается). Потом мы открыли рядом вторую студию и начали заниматься обучением, ведь у каждого мастера настает такой момент, когда он хочет поделиться своими знаниями. Мы зарегистрировались в министерстве образования, получили лицензию и теперь выдаем сертификаты государственного образца на трех языках.

Потом нам снова стало тесно, и мы решили расшириться и предоставлять больше услуг.

В Грузии

Грузия

L. В каком году вы открыли первый кабинет?

Осенью 2010 года. Я получила знания по косметологии, визажу, шугарингу, депиляции, коррекции бровей – я хотела научиться делать все процедуры, которые существуют. Я узнавала одну сферу от и до и переходила к другой. Но потом настал момент, когда вся информация в голове не вмещалась, и в кармане не хватало средств, чтобы везде все успевать. Нужно развиваться сразу в нескольких областях, и чтобы пойти на какой-то семинар, нужны вложения, то же самое с продукцией – ее нужно обновлять периодически. Поэтому я ушла из макияжа. Хотя до сих пор ко мне приходят клиенты, которых я обслуживала 8 лет назад. Я решила сосредоточиться только на косметологии и перманентном макияже.

Кадры с первого мастер-класса

IMG_3638

L. Всем ли девушкам стоит прибегать к перманентному макияжу?

Существуют показания для перманентного макияжа – мы убираем шрамики на губах, делаем их менее заметными, можем изменить некрасивый цвет губ, убрать темную кайму. То же самое с бровями – некоторые девочки могут похвастаться идеальной формой и плотно растущими волосками. А есть девушки, у которых отсутствуют «хвостики», разный уровень бровей и т.д. Также мы предоставляем услуги, к которым наше общество еще не готово. Например, есть женщины, которым делали операцию на бюсте, после которой ореола остается только на одной груди. Мы можем скорректировать это. После ныне популярной блефаропластики остаются шрамики на веках. Я могу сделать эффект теней, закрасить участок.

Иногда мы не сходимся во взглядах с клиентами. Одна девушка пришла и попросила слишком завышенную форму бровей. Я предложила сделать ее родную форму – более естественную. Она была непреклонна, и мы просто попрощались.

IMG_3653

L. Принципы?

Да, есть принципы работы. Я лучше откажу человеку, и моя совесть будет чиста.

L. Какие услуги сейчас пользуются спросом?

Первое время были очень популярны брови, люди боялись делать губы и веки. Сейчас они понимают, что это красиво и безопасно. Я постоянно выкладываю видео, как проходит процедура, что это не больно, крови нет. Мы делаем правильный перманентный макияж – поверхностный. Есть специальная машинка, в которой иголка, делая возвратно-поступательные движения, вбивает пигмент на определенном уровне кожи.

IMG_3633

L. А о чем говорит зеленый цвет татуажа?

О плохом качестве пигмента. Из Китая шел поток некачественной краски. Скорее всего, мастера приобретали их, не имея никаких представлений об этом. Во-вторых, они не знали про уровень введения пигмента. Когда краска вводится на глубокий слой кожи, она меняет цвет. Синие брови с зеленым налетом означают, что пигмент находится очень глубоко.

L. Есть противопоказания для перманентного макияжа?

Есть. Все пигменты содержат красный цвет, т.е. железо. Если у человека аллергия на металл, то перманентный макияж противопоказан. Перед процедурой мы составляем информационное соглашение и собираем анамнез, узнаем, чем болел человек, какие у него заболевания. Еще я категорически не работаю с беременными и кормящими женщинами. Есть мастера, которые их берут, а я против – им сейчас не до татуажа. Никаких исследований на беременных и кормящих не проводилось. Также противопоказанием служат склонность к келоидным рубцам, онкологические заболевания, инфекционные на стадии обострения. Например, когда приходит девушка с герпесом на губах, но хочет сделать татуаж бровей, все равно отказываем – мы нарушаем целостность кожного покрова и можем спровоцировать появление герпеса в другом месте. И стоит перенести визит к косметологу, если у вас температура, грипп и т.д.

D58A3088

L. А мужчин вы обслуживаете?

Да, к нам и на брови приходили, и на камуфлирование рубцов, шрамов. На брови приходят в основном после алопеции (патологическое выпадение волос), после травмы приходят боксеры, однажды мы создавали эффект волосков в брови. Все это выглядит естественно, никто не тыкнет пальцем, потому что работы незаметные. Рубцы и шрамы удалить невозможно, однако сделать их менее заметными можно. Если была операция на заячьей губе, после которой по центру губы остается шрам, мы можем закрасить, и не останется следа.

L. Пользуются ли мужчины другими услугами?

В основном это, конечно, стрижки. Но в последнее время мужчины наравне с женщинами стали уделять внимание состоянию своей кожи. Мы сами пропагандируем косметологические услуги среди мужчин. Почему ее кожа должна выглядеть идеально, а его нет? (улыбается). Ведь на самом деле кожа мужчин больше подвержена стрессу, потому что они бреются каждый день, кремом не пользуются, не наносят солнцезащитные средства. У всех фотоповреждения, фотостарение кожи. Почему бы за ней не поухаживать! Наверное, все дело в менталитете. Я хочу обратиться к женщинам – приведите своего мужчину к нам в салон и покажите ему, что можно выглядеть еще лучше (улыбается). К тому же это оздоровительная процедура.

На конференции в Москве с Дмитрием Микрюковым

в Москве

Однажды пришел парень, который страдал от прыщей, акне и высыпаний. Мы лечили его кожу. После он принес цветы и торт в знак благодарности. Оказывается, парень работал в крупной компании, и его посадили в отдел, откуда он не мог выходить даже в зал. А когда у него улучшилась кожа, его повысили в должности и повысили зарплату. Он был счастлив, что его карьера улучшилась. Он был удивлен, что здоровый внешний вид так помог ему в карьере!

L. Насколько отличается перманентный макияж для девушек европейской и азиатской внешности?

Как раз на последнем форуме я выступала спикером, и у меня была эта тема – насколько мы разные. Кожа у нас разная, форма лица тоже. Поэтому шаблон на лицо не применишь.

Победительница чемпионата по перманентному макияжу и микроблейдингу 2018 года, ученица школы Татьяны Севастьяновой

D58A4073

Мне очень нравятся азиатские девушки, они настолько яркие, красивые – у них очень графичные черты лица. Но, к сожалению, сейчас индивидуальность теряется. Работа мастера считается профессиональной, если ее не видно. Если девушке говорят, что она накачала губы, то это плохая работа. Наша миссия улучшать внешний вид, а не перегружать. Есть тонкая грань между красотой и вульгарностью.

L. Как найти грамотного мастера перманентного макияжа?

Сейчас в соцсетях пестрят фотографии мастеров, надо полистать их страницы, либо попросить фотографии заживших работ. Потому что все выставляют свежие работы – они все красивые. Нужно узнать, не остается ли шрамов, сохраняется ли пигмент, как изначально.

IMG_1146

Есть еще микроблейдинг, это другая техника, довольно опасная, проводится с помощью лезвия. Опять-таки в необученных руках эта процедура приводит к тяжелым последствиям. Я противница микроблейдинга. Если стоит выбор между двумя техниками, то я советую перманентный макияж – он более щадящий.

L. Татьяна, что вы хотели бы пожелать нашим читательницам?

Девочки, оставайтесь самими собой. Каждая из вас индивидуальна и прекрасна!

Читать еще:

Семейный бизнес с нуля: как бишкекчане создали модную марку Leda brand

Как погоня за идеальным телом обернулась анорексией для 24-летней Амины

Стринги, Ruby Rose, «торгашки»: Как менялся стиль кыргызских красавиц с «нулевых» по сей день (фото)

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением

Обсуждаемое в соцсетях