19 ноября 2017г.

LimonKG

Как Таалайбек Дайырбеков увеличил обороты Samsung в КР до $80 млн в год и ушел из компании, чтобы открыть свой бизнес

Limon.KG - Имя Таалайбека Дайырбекова тесно связано с Samsung Electronics, ведь он стал первым официальным представителем компании не только в Кыргызстане, но и во всей Центральной Азии. Построив 10-летнюю карьеру, Таалайбек решил открыть собственный бизнес. Сегодня он владеет франшизой российской сети кофеен «Шоколадница» в Кыргызстане, сетью розничных магазинов смартфонов «АзияСеть» и продолжает ставить перед собой грандиозные цели. О том, как Таалайбек Дайырбеков увеличил обороты Samsung в Кыргызстане до 80 млн долларов в год (!), стоит ли «хоронить» своих конкурентов и почему нужно избавляться от иждивенцев-грантоедов, вы узнаете из нашего интервью в рубрике «История молодого успеха».

IMG_6472

L. В каком окружении вы выросли?

Я родился в г.Фрунзе в семье инженера-автомобилиста и врача эндокринолога. У меня есть старшая сестра, она директор SOS Детские деревни, а раньше была вице-президентом АУЦА. Она по профессии педагог, имеет два диплома магистра, которые получила в Америке и в Польше. Отца не стало 17 лет назад, мама на пенсии, но также продолжает работать лаборантом.

L. Какие качества в вас воспитывали родители?

Мама всегда говорила, что нужно быть интеллигентным. Папа из простой семьи, когда ему было 5 лет, он остался сиротой. Была приемная мама, вторая жена его отца. Он вырос на руках своей тети. После 8 класса отец поступил в Автодорожный техникум во Фрунзе.

1391147428722

L. Пробивал себе дорогу сам.

Да. К тому же он был самым старшим в семье. Всех своих братьев и сестер он выучил здесь. Они обращались к нему не как к брату, а называли ата, потому что мой отец практически вырастил их. Моя мама тоже старшая в семье, у нее тоже семь братьев и сестер. Дедушка по маминой линии, который умер совсем недавно, был директором школы им. В.Чкалова в Нарыне. А бабушка из знатного рода, приходится родственницей Байтику баатыру, она из с.Беш-Кунгей. Со стороны отца у меня предки были байманапами, вот почему отец остался сиротой, потому что нашего прадеда во время раскулачивания на Колыму сослали. Дедушка был образованным человеком своего времени, трудился директором колхоза в Джумгале. В принципе свою родословную я знаю. Среди наших предков есть Ормон-хан.

Мой отец затем закончил Политехнический институт, работал инженером и дослужился до директора Автобазы. Всего его знали, уважали как профессионала своего дела и просто очень хорошего человека, который всегда поможет.

20140825_124624

L. Что имела в виду ваша мама, когда говорила, что вы должны вырасти интеллигентным человеком?

Мои родители дружили с творческой интеллигенцией. Допустим, Булат Минжилкиев был другом нашей семьи благодаря папе. Когда я был маленький, мы часто ездили по гостям, из Театра оперы и балета практически не выходили. И мама хотела, чтобы я был такой правильный, ни с кем не ругался, не хулиганил. И насколько это возможно я старался соответствовать ее представлениям (улыбается). Просто я был шустрым, всегда дрался в школе. Ну это, как говорится, обычное детство.

В школе я учился хорошо, не был отличником, у меня единственная «четверка» была по русскому языку. И по поведению «2» (смеется).

20140421_212728

L. В какой школе вы учились?

Я учился в разных школах: в СШ №60, колледже «Апис», турецком лицее, но закончил экстерном гимназию-комплекс №70. За один год закончил два класса.

L. Потому что хотели быстрее закончить?

Торопился, наверное. Ну и после турецкого лицея программа показалась легкой. Мои друзья все старше были, и я решил не отставать от них. Я закончил КНУ, факультет экономики, уже с красным дипломом.

L. В турецкий лицей вы сами захотели поступить?

Да, там учился мой двоюродный брат, и у меня всегда была тяга к языкам. Благодаря лицею я выучил турецкий и английский языки. Не знаю, как сейчас обстоит дело, но раньше преподавали хорошо. После 9 класса я ушел, когда началась религиозная тема, промывание мозгов.

20130912_214949

L. Ваши родители заметили?

Нет, я сам. Мой отец вообще сказал, что не заставлял переводиться, и если я хочу, могу уйти с лицея. Это было мое взрослое решение. Но в любом случае, я благодарен лицею за образование. Наши преподаватели буквально заставляли делать нас, учеников, домашнее задание. Это дало свои результаты. Когда ты живешь в общежитии, и у тебя есть время заниматься тем, чем ты хочешь, дает свои плоды. Мы там реально занимались учебой и спортом.

Мой отец говорил, что не будет ругать меня за плохое поведение или оценки. Главное, я должен помнить, я могу вести себя плохо или хорошо – выводы я должен делать сам. Мое решение папа поддержал и помог перейти. Его уроки очень помогли мне в жизни.

L. Ваш отец был мудрым человеком.

Я же говорю, он практически воспитал своих братьев и сестер. И всем родственникам всю жизнь помогал, поэтому он знал, как правильно донести и доходчиво объяснить. Несмотря на то, что отец умер, когда мне было 18 лет, я его очень хорошо помню, его авторитет и мудрость все еще присутствуют в моей жизни. Я до сих пор встречаю людей, которые с добротой отзываются о папе, который помог им в трудный момент их жизни.

IMG-20151126-WA0105

L. Как вы выбирали университет? Вам ведь было тогда лет 16?

В университет я поступил, когда мне было 15 лет. В моде тогда был Славянский (КРСУ), АУЦА (тогда он назывался АУК) или учеба за рубежом. Но поскольку все зависело от финансовых возможностей и на тот момент наша семья не могла себе позволить дорогой вуз, был такой вариант: куда я поступлю на бюджет, туда и пойду учиться. Я подавал документы во все университеты, поступил в АУК и на экономический факультет КНУ на бюджет.

L. Факультет везде один выбирали?

В классе 10-м я решил для себя, что буду заниматься экономикой. В Национальный я поступил на финансы и кредит, в Славянский на мировую экономику, в АУК – на бизнес-администрирование. В принципе все одинаковое было.

IMG-20151126-WA0056

L. Как в свои 13-14 лет вы решили, что будете заниматься экономикой?

Меня отец спрашивал. Он мне говорил: «Я инженер, закончил Политехнический, и хочу, чтобы ты также учился в Политехническом. Но решай сам». Тогда я начал задумываться. В мое время популярностью пользовались профессии экономиста и юриста. У отца была другая мода – строители и инженеры. Для себя я решил, что стану экономистом, неосознанное, конечно, решение, но определенное желание.

Я закончил бакалавриат по специальности финансы и кредит, а высшее – экономика и управление на предприятии, грубо говоря, менеджмент. По призванию я стал маркетологом. Дипломная работа была связана с маркетингом. И всю жизнь я работаю с маркетингом и продажами.

L. А как ваша сестра поступала на учебу за границей?

По программам фонда Сороса и ACCELS. Всегда училась бесплатно, своими собственными силами и мозгами поступала в зарубежные вузы. Но, конечно, в любом случае, даже если ты получаешь стипендию, требуются деньги на ежедневные расходы. Отец обеспечивал. Это пришлось на трудные девяностые. Отец всю жизнь работал инженером и директором предприятия, которое теперь уже не существует. Все выживали как могли, был такой переходный период.

IMG-20151126-WA0106

L. В каком году вы поступили?

В 1999-м. Моя сестра в этот период училась в Варшаве, в Центральном Европейском университете. Потом она уехала учиться в Америку, штат Иллинойс.

L. Когда началась ваша трудовая карьера?

Я начал работать на третьем курсе.

L. С чего начинали?

Поскольку я владел турецким, то устроился помощником бухгалтера в кыргызско-турецкой фирме, которая занималась продажей мебели, было небольшое производство. После этого я пошел на работу в отдел маркетинга на пивзавод «Арпа». Помощником коммерческого директора.

L. Ничего себе! Сразу на такую должность?

Да.

L. Как вы попали?

Ну, как это бывает? (улыбается). По знакомству. Старший брат моего друга работал коммерческим директором на заводе. Я постоянно донимал его всякими вопросами по работе, пока однажды он меня не спросил: «Чем ты занимаешься?». Как раз было лето, и он позвал меня к себе в помощники. Это была неофициальная работа, я работал в отделе сбыта.

IMG_20170228_192537

L. Что входило в ваши обязанности?

Сбыт продукции, я изучал рынок, помогал в написании бизнес-плана. Знаете, коммерческим директором был действующий самый продвинутый вице-мэр, который отвечает всем на фейсбуке (Эркин Исаков, - прим.ред). С тех пор мы дружим, очень хорошо общаемся. Это мой первый бизнес-наставник.

L. У вас был крутой трамплин.

Да, довольно неплохой.

L. Сколько времени вы там проработали?

Год. Я совмещал работу с учебой. Поскольку я учился хорошо, добился от декана разрешения на свободное посещение. Я просто был обязан везде успевать.

L. Вам не казалось, что на работе интереснее, чем на учебе?

Я вам больше скажу, работать было намного интереснее, чем ходить на учебу. Надо признать, что Национальный университет на тот момент не соответствовал реалиям. Конечно, изучать теорию на практике было намного увлекательнее. Поэтому я и занялся маркетингом. Но в любом случае качественное образование зависит также и от самого человека, насколько ты будешь дальше углублять свои знания.

SDC10690

L. Самая крутая вещь, которую вы сделали во время работы на пивзаводе «Арпа».

Все очень просто. Вы знаете, пивзавод «Арпа» на тот период выпускал только живое пиво, которое хранилось 7 дней. Мы написали бизнес-план и получили первый кредит в 2 млн долларов в одном из банков, закупили оборудование в Германии для холодной пастеризации. Храниться пиво стало около месяца. Мы увеличили продажи на 300%. Если раньше пивзавод обслуживал только Бишкек и его окрестности, после этого он начал поставлять продукцию на юг страны, даже казахи приезжали за нашим пивом.

L. Как вам пришла идея?

Эта идея, конечно, пришла не мне, а коммерческому директору. Мы помогли ее реализовать, занимались сбором информации, анализом, общались с потребителями, изучали их потребности. Это закон экономики: ты должен изучить спрос и максимально удовлетворить его. После этого мы поставили оборудование по розливу пива в металлические кеги. К этому подключился сбыт в кафе. Мы еще увеличили продажи. Насколько я знаю, сейчас пивзавод работает на той основе, которую мы заложили. Также мы сократили ассортимент – из трех видов оставили один, потому что, к примеру, темное пиво пользовалось небольшим спросом, но его содержание требовало огромных средств. Мы сократили линейку, тем самым улучшили качество пива.

L. Почему вы решили уйти?

Я же был помощником, дело было в заработке. Тем более у меня не было опыта работы. Надо были идти дальше. После этого я работал в «Хаятте». Как раз я хотел практиковать свой английский, и отель оказался удачным вариантом. Я работал ночным аудитором, составлял отчеты для всех отделов, в том числе и для генерального менеджера. Очень интересная работа была, потому что «Хаятт» оживает ночью.

20150506_162018

L. Как вы туда устроились?

Просто, через собеседование. Нашел объявление в газете и отправил свое резюме. Может, им понравилось, что знаю кыргызский, русский, английский и турецкий языки. Тем более я учился на экономическом факультете. Проработал там почти год. Набрался опыта.

L. Платили уже лучше?

Да, лучше.

L. Сколько?

Тысяч пятнадцать, наверное. Если на прежнем месте я получал не больше ста долларов, то здесь уже больше платили. Это были довольно ощутимые деньги. Ну, как говорится, всему свое время.

L. Через год вы уходите, потому что…

Надоедает. Ночью работать непросто. К тому же было еще одно обстоятельство. У моего отца был свой бизнес, когда его не стало, делами занималась мама. Отец был директором акционерного общества. Хозяйская деятельность, недвижимость, сдача в аренду, маленькое производство, ЧП – в общем этим всем нужно было заниматься. И я взялся за этот бизнес. Года три работал директором.

IMG-20150222-WA0009

L. Успешно?

Да. Я изучил корпоративное право полностью. Мы даже в историю вошли как АО, которое самоликвидировалось без банкротства. Все АО банкротились, чтобы не платить дивиденды владельцам акций, мы же решили поступить честно и вернуть всем вложенные деньги.

L. Самоликвидировались, потому что времени не хватало?

Невыгодно было. У каждого бизнеса есть определенный период, когда его можно продать на пике. Затем его стоимость падает. Мы с акционерами решили продать, пока есть хорошая возможность.

L. В каком году вы устроились в компанию Samsung?

В 2006 году. А в апреле прошлого года закрыли официальное представительство в Кыргызстане.

L. Вы были первым официальным представителем в Кыргызстане.

Я был первым официальным представителем во всей Центральной Азии. Сначала меня позвали на работу в Алматы, в сейлс-офис, потом мы решили открыть представительство в Кыргызстане. Я начинал простым менеджером. Мы работали без юридического лица, у меня был сервисный контракт. К тому времени я занимался недвижимостью, изучал рынок. И когда искали человека надежного и своего, вышли на меня, ведь я отлично знал, кто здесь, в Кыргызстане, занимается электроникой и основных конкурентов.

20161215_141235

L. А кто был конкурентом?

LG в технике, Nokia среди телефонов. Я помню, когда я приходил с телефонами Samsung к игрокам на нашем рынке, мне бросали в лицо «кто ты такой». Но мы перевернули тут все. Грубо говоря, похоронили Nokia.

L. С вашим приходом Samsung Electronics практически стали № 1 в бытовой технике.

Мы и сейчас остаемся №1, Samsung Electronics занимает лидирующую позицию. Что касается доходов, когда я пришел, обороты Samsung в Кыргызстане составляли 800 тысяч долларов в год. Когда я уходил, мы довели этот показатель до 80 млн долларов в год.

Техника – обширное понятие, есть разные сегменты:

- бытовая техника стиральные машины, холодильники, пылесосы, микроволновки.
- аудио-видео техника: ТВ, аудио приставки, аудио плейеры
- встраиваемая техника.

И постепенно в каждом сегменте мы становились №1.

L. Как вы завоевывали рынок?

Во-первых, есть базовые функции и преимущества бренда бытовой техники. Каждая модель, каждая линейка сопоставляется с линейкой другого производителя: цена и качество. Где-то ты выигрываешь, где-то они. Самое главное для потребителя так называемая «золотая цепочка» – сервис – продажи. То есть, если ты продаешь бытовую технику, ты должен ее обслуживать. В любом случае могут возникнуть какие-то проблемы, бывают заводские браки. Поэтому первым делом мы открыли сервисные центры, чтобы наши покупатели могли получить качественное обслуживание. Во-вторых, есть оптовики, которые покупают у тебя технику и продают у себя. Для них неважно имя бренда или цена – важно то, сколько они заработают на разнице в цене. Я вам скажу откровенно, когда вы приходите в магазин и спрашиваете у продавца-консультанта, что купить, он вас поведет не к лучшей технике, и даже не к дорогой. Он вас поведет к тому продукту, с которого он лично заработает больше. Это тоже надо учитывать. Мы проводили акции для продавцов, конкурсы, мотивировали, проводили тренинги, чтобы они хорошо знали про наш бренд, чтобы донести максимум информации до наших потребителей.

Такими шагами мы заработали определенный авторитет у игроков рынка и предпочтение у потребителей, и за несколько лет уверенно встали на ноги.

20160825_161627

L. Был ли знаковый день, когда вы поняли, что стали лидером рынка?

Определенного дня не было. Но был период. Наступил год, когда мы не успевали привозить телефоны и были моменты, когда образовывались очереди из дилеров, желавших купить наши аппараты. Как-то из Белого дома звонили и просили продать вне очереди. Это был примерно 2011-2012 год после революции. Тогда мы почувствовали, что уже завоевали этот рынок.

L. А что вас мотивировало все эти годы?

Во-первых, мне нравилось заниматься этим делом. Это маркетинг, продажи. Во-вторых, хорошая работа поощрялась бонусами, это большая мотивация в любом случае. Мы довели продажи до таких оборотов, что руководство мне говорило: «Таалай, больше бонусов мы тебе платить не будем» (улыбается). «Потому, что вы продаете больше, чем Казахстан. Это невозможно!». Было пару месяцев, когда мы обгоняли соседей по продаже сотовых аппаратов. Тогда меня начали искусственно держать. Там ставится план, например, в месяц ты продаешь на миллион, если продаешь больше, то один бонус, если еще больше, другой бонус. Для меня установили одну самую высокую планку, выше которой я уже не мог продавать.

IMG_6574

L. Вы как-то сказали, что по профессии управленец, а по призванию маркетолог.

Мне всегда нравилось заниматься маркетингом, я всегда интересовался природой продаж, изучал спрос, предложение, специфику нашего рынка. Чем силен маркетолог? Тем, что может найти тонкие грани, воздействуя на которые, можно увеличить продажи. Могу сказать, что я знаю этот рынок. Когда ты достигаешь определенного понимания рынка и маркетинга, не важно, чем ты будешь заниматься. Важен систематический подход к продвижению бизнеса.

L. Работая в Samsung, вы часто работали с молодежью. К примеру, Эрмек Кубанычбеков, который сейчас учится в Дармштадте, всегда благодарит вас за то, что вы приняли его на работу.

Поскольку наш офис рос, я набирал себе команду, и хотел найти тех ребят, которые, возможно, сейчас из себя ничего не представляют, но у них есть потенциал. Это было на интуитивном уровне. Я не смотрел на то, какой университет закончил кандидат. Я провел очень много собеседований, изучил много резюме. Почему-то многие ребята в первую очередь ставят университет, считая, что престижный вуз гарантирует их способности и крутость. Ребят, университет — это ерунда. Есть люди, которые не заканчивали вузы и становились миллионерами. Намного важнее, как ты относишься к делу, как работают твои мозги и как ты можешь это применять на практике.

С Эрмеком был уникальный случай. Мы проводили конкурс на логику, разыгрывали телефон Note II. Мне дают результаты о том, что выиграл мальчик 14-15 лет. Я не поверил. Но решил, что все возможно и попросил организовать с ним встречу. При мне ему загадали ребус, и он отгадал. Еще один ребус отгадывали мы оба. Я удивился, пожал ему руку и уехал. А потом подумал, что слишком просто мы простились и решил взять его на практику, если он захочет ее пройти. И он пришел. Месяца два он бесплатно проходил практику. Смотрю – целеустремленный мальчик. Потом он стал моим помощником и получал 5000 сомов в месяц. Я заметил, что он хорошо разбирается в компьютере, несмотря на свой юный возраст. Ему нужна была поддержка, его воспитывала только мама, брат и сестра. И я вспомнил себя. Вот так он попал к нам, стал моим помощником. И он стал самым молодым сотрудником Samsung в СНГ. Он молодец.

IMG-20170823-WA0093  

L. Как и зачем вы стали координатором молодежного форума ШОС?

У нас ведь как принято, плох тот кыргыз, который не мечтает стать президентом (смеется). И чтобы стать президентом, нужно иметь какой-то политический бэкграунд. Меня затянуло в молодежный совет ШОС, и раз я оказался там, то стал координатором национальной части МС ШОС КР. С 2009 года я был секретарем МС ШОС, и примерно с 2011 года я работаю координатором. Мы проводим различные мероприятия, консолидируем молодежь на территории стран ШОС, знакомимся и общаемся друг с другом.

L. Перефразируя вашу мысль о том, что есть пиковый момент, чтобы удачно продать бизнес, можно ли сказать, что вы дошли до своего карьерного максимума в Samsung и покинули компанию?

По поводу 10 лет работы в Samsung. Как управленец я могу сказать, что, когда я знакомлюсь с резюме ребят, и если я вижу, что человек за 3 года проработал в 5 и более местах, это минус. Это может означать, что его увольняли, он не справлялся со своими обязанностями. Три-четыре года работы в одном месте говорит о том, что у человека был профессиональный рост и опыт работы. Для меня 10 лет работы в Samsung было психологическим барьером, потому что я знал, что выше представителя ничего нет. Меня приглашали в Алматы и в Москву, но я не собирался никуда уезжать. Вообще я хотел оставить после себя ребят, которые продолжили бы работу, но было принято решение о закрытии представительства. Мы находимся в Евразийском Союзе и алмаатинцы посчитали, что могут управлять из Алматы. Добавились еще казахские сети «Технодом», «Сулпак». Ну и наши партнеры-дилеры продолжают работать.

В принципе всех, кто работал со мной в Samsung, мы устроили на работу. Продолжаем общаться, дружить.

10574241_611179342335171_8085480941614513880_n

L. Выходит, вы достаточно позитивно восприняли перемены в жизни, раз подумали не только о себе, но и о своих подчиненных.

Во-первых, я принял большое решение – менять сферу деятельности. Во-вторых, решили закрывать представительство. Когда закрывают офис, всем сотрудникам выплачивают компенсацию. Я договорился, чтобы все получили оклад за полгода. Мне выдали «золотой парашют», который предполагается менеджеру, который работает в компании более 5-6 лет. Даже если его увольняют, то выплачивают очень большую компенсацию. Она может достигать зарплаты двух лет.

L. «Золотой парашют» смягчил вашу посадку.

Не то что смягчил. Это настоящая сказка! Не всем такая компенсация выплачивается. Поэтому все, что ни делается, все к лучшему. Сейчас у меня есть этот бизнес «Шоколадница», бизнес, связанный с Samsung – мы стали дистрибьюторами также Huawei, Apple и др., есть розничная сеть- магазин смартфонов «АзияСеть» в ГУМе, здесь в «Азии Молл», «Караване», на «Дордое», в Караколе, в Карабалте и т.д. Если раньше я работал на компанию, и мне выдавали зарплату, то теперь я работаю сам на себя.

L. Пахать надо.

Да, ведь, сколько пашешь, столько и зарабатываешь. Сейчас работать стало намного интереснее.

L. Свои точки вы сразу открыли после ухода из Samsung?

Нет, я полгода просто отдыхал, уехал в Дубай, наслаждался общением с семьей, у меня как раз второй сын родился там. Я отец троих детей, старшая у нас дочка, ей 7 лет, сыну 3,5 года, а младшему скоро год исполнится. Нужен был отдых после 10 лет беспрерывной работы. Иначе бы жена сбежала от меня (смеется). Она всегда ругалась, что дети растут без отца.

13241197_1256365571076346_1710209716486703627_n

L. Как вы перешли к «Шоколаднице»? Это франшиза?

Да, российская франшиза. Моя жена тоже финансист, работала в банке, была ведущим специалистом. Последние 5 лет она в декрете, поняла, что не хочет работать в банке. Я предложил ей решить, чем бы она хотела заниматься. Она вкусно готовит, и, наверное, наша кухня – это самая дорогая часть дома, потому что там столько оборудования. Она хотела открыть ресторан. Но это сложная тема. В Бишкеке она закончила все курсы поваров, потом поступила в Высшую школу кулинарии Аркадия Новикова, у него 59 ресторанов по всей России. Супруга закончила школу с отличием, стала второй на финальном аттестационном конкурсе. Шеф-повар ее похвалил и отметил, что у нее есть талант. И я решил сделать что-то для жены. Когда мы брали помещение для Samsung здесь, рядом пустовал этот уголок. В администрации «Азии Молл» настояли на том, чтобы мы взяли его. По плану здесь должна была быть кофейня. Я подключил свои связи в Москве. Мы нашли «Шоколадницу», которая является лидером в странах СНГ. Это наша первая точка, планируем открыть еще две. У нас есть отдельный цех, где моя жена шеф-повар готовит все, что мы представляем своим клиентам.

L. Если не секрет, сколько вы заплатили за франшизу?

Очень много. Это коммерческая информация, я не могу оглашать сумму, согласно условиям франшизы. Но те ребята, которые занимаются ресторанным бизнесом, когда узнают приблизительную стоимость, удивляются. Но я ведь вложился не для того, чтобы через год закрыться. Мы вложили деньги надолго, поэтому и цех свой построили.

18893252_1433250666736024_1616515146802398702_n

L. Планируете также «похоронить» своих конкурентов среди кофеен?

Я знаю, как работают другие. Зачем мне кого-то хоронить. Пусть работают. Я за то, чтобы была конкуренция. Поскольку мы франшиза, это означает, что у нас качественнее, мы соответствуем стандартам мирового уровня. У нас ассортимента больше по сравнению с ближайшими конкурентами. Если я перечислю все оборудование, которое у нас есть, все владельцы кофеен просто ахнут. К примеру, кофемашина, которую мы приобрели, стоит 30 тысяч евро.

От конкуренции на рынке выиграет простой потребитель. И это всем на благо, потому что конкуренция заставляет всех работать на качество.

L. Вы успешный человек?

Если я буду утверждать, что я успешный, то буду хвастаться. Пусть другие говорят за меня. Я обычный человек, но твердо стоящий на ногах.

L. Вы счастливы?

Да, однозначно, потому что у меня есть все, что нужно – семья, жена, дети, моя мама, моя сестра и друзья, определенный жизненный опыт, теплые воспоминания об отце – это дорогого стоит.

L. Что посоветуете прочитать?

Честно говоря, у меня мало времени на чтение, особенно художественной литературы. Но есть книга, которая изменила мое мышление, - это произведение Исая Калашникова «Жестокий век» про Чингисхана. Это была настольная книга моего отца. Вообще жизнь Чингисхана можно рассматривать с разных сторон, но однозначно то, что он был отличным менеджером, лидером, управленцем. Он был жестоким, да, но и время было таким. Также я посоветовал бы всем кыргызстанцам прочесть максимальное количество произведений Чингиза Айтматова. Он наш современник, мировая личность, патриарх, который вознес Кыргызстан на международный уровень. Сейчас я читаю литературу, связанную с маркетингом, менеджментом, изучаю конкретные кейсы из мировой практики, например, противостояние Sony и Samsung. И еще люблю читать блоги про путешествия, потому что сам люблю странствовать.

IMG_20170304_233630

L. Что вы хотели бы сказать молодежи?

Посоветую быть самим собой. Ставить цели и добиваться их. Как говорил один из моих старших товарищей в Samsung, big plans – good plans (большие планы – хорошие планы). Даже если вы не добиваетесь больших целей, вы все равно движетесь вперед. Поэтому нужно ставить грандиозные цели и стараться достичь их.

Еще я заметил, что наша молодежь очень политизирована. Я хотел бы, чтобы молодые ребята забыли про политику, а занималась бизнесом, предпринимательством, учились быть самостоятельными. В последнее время появляется много людей, которых я называю иждивенцами. Прививка грантоедства в нас все еще сильно держится. Не люблю ребят, которые привыкли работать во всяких НПО и строят из себя умных. Не разменивайтесь на обещания политиканов. Будущее молодежи только в ее руках. И поменьше увлекайтесь религией. Есть общечеловеческие понятия и ценности, которые никто не отменял. И, как говорил мой отец, для общения с богом не нужен посредник.

Посмотреть еще:

Как качнуть свой товар на рынке КР за короткий срок – советы Дмитрия Жукова, директора по маркетингу мобильного оператора

Let's Go, Lipton, Maxi, Fuse, Piala – Какой чай молодежь выбрала самым лучшим и худшим (видео)

Я зарабатываю 10 000 сомов, раздавая листовки на улицах Бишкека — заработок молодых промоутеров

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением
еще...

вверх
×