21 сентября 2017г.

LimonKG

Москва слезам не верит: Как однажды кыргызская художница Бермет Борубаева оказалась в другой стране без вещей и денег

Limon.KG - Рубрика «Москва слезам не верит» рассказывает о наших соотечественниках, которые проживают в Москве. Кто-то из них работает, кто-то учится, а кто-то — совмещает первое и второе. Мы решили собрать сборник историй наших земляков, пытающихся покорить Первопрестольную.

Наша сегодняшняя героиня – Бермет Борубаева, художница, независимый куратор, исследовательница. О том, как живется кыргызстанцам в Москве, как однажды она столкнулась с законом, в чем главная идея фудшеринга - борьбы с перепотреблением, Бермет рассказала Limon.KG.

8

Меня зовут Бермет. Я родилась в Бишкеке. У меня очень интернациональная семья, которая дала мне очень многое. Папа – Борубаев Темиркул, мастер в автомобилестроении, может любой автомобиль собрать с нуля и знает, как создать такую машину сконструировать, чтобы никогда не ломалась, правда ни один завод не примет такой автомобиль. Мама – Борубаева Гульсина, работает в салоне красоты. Меня удивляет, что она всегда очень точно может проанализировать все политические процессы в стране – все прогнозы всегда сбывались. На моё становление самое большое влияние оказали моя бабушка Софья Гараева своей честностью и невероятной любовью к ближнему, и тетя Турдукан Борубаева – кандидат физических наук и известный модельер, к сожалению, ушла из жизни очень рано.

5918_10208725571563185_3927126704426030132_n

Благодаря ей, дедушке и дяде мы с братиком Нурдином с детства очень любили рисовать, создавать что-то руками. Но поступила я не на художественное отделение, окончила КРСУ по специальности «Политология», после чего также училась в Школе публичной политики, организованной консорциумом аналитиков Кыргызстана.

7

В Бишкеке мне просто очень посчастливилось учиться в Школе современного искусства ArtEast, инициированной художниками Гульнарой Касмалиевой и Муратбеком Джумалиевым – пилотный проект в Кыргызстане. Совместно со своими сокурсниками и ArtEast мы организовывали выставки и фестивали, в числе которых экологический мини-фестиваль «Trash», Public Art Festival, Первая молодежная Центрально-Азиатская выставка современного искусства «ВКЛ/ ВЫКЛ». Также участвовала во многих других региональных и международных проектах, в выставках и художественных проектах в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, Швейцарии, Польше, Голландии, США, Мексике. Впервые в Москве я была во время участия в первой Московской кураторской школе под руководством Виктора Мизиано, которая стала для меня огромным шагом вперед в понимании кураторской практики современного художественного процесса.

5

Второй раз в Москву я поехала, когда поступила в Высшую школу экономики на англоязычную магистерскую программу «Политический анализ и Публичная политика». Защитила магистерскую диссертацию по направлению «Экология города и транспортная политика». В Москве стипендия студента больше, чем в Кыргызстане – около тысячи рублей (в Кыргызстане было 250 сом для ударников, 280 сом – повышенная для отличников), но всё равно без работы не прожить, поэтому я целый год пыталась найти работу, но ничего не получалась. Потом как-то увидела в группе в фейсбуке «Работа для людей из сферы искусства и культуры» вакансию «Координатор Резиденции и Social Voice» в Центр Творческих Индустрий Фабрика, а это было моё самое любое место в Москве. Совсем не верилось, что меня могли бы взять, но я всё равно отправили своё резюме. И каково было моё удивление, когда мне предложили работу на следующий день после собеседования! Это был потрясающий опыт работы в организации выставок, мероприятий, фестивалей и работы с художественными сообществами. У меня был невероятно приятный коллектив, увлекательная работа в должности помощника генерального директора «Фабрики» и общение с художниками из разных стран мира. За эти 2,5 года на «Фабрике» проекты расширялись, и уже сложно было совмещать личные профессиональные интересы и работу в офисе с большим количеством проектов. Ещё я начала ходить на тренировки по ушу тунбэй к удивительному тренеру Олегу Анатольевичу Морозову, который является официальным представителем Школы ма-ши тунбэй уи и мне сейчас очень хочется развиваться в этом направлении.

6

Если бы умела сильно завидовать, то именно тем людям, которые могут всё совмещать, и науку, и работу, и семью, при этом ещё делать собственные проекты и писать книги. Я так совсем не могу, если что-то делаю, то полностью в это погружаюсь, поэтому пришлось оставить свою работу и отправиться в поиски себя в полном отрыве от наёмной работы и всех достоинств своей должности. По приезду у меня была задача выжить в качестве студентки, потом как наёмной работницы, сейчас же особо нет денег и зарплаты, но я сама себе начальник. При этом от многого пришлось отказаться, сократить свои расходы до минимума. В этом мне помогает фудшеринг, движение в котором волонтёры собрались, чтобы спасти пригодную для употребления еду от выбрасывания. В Бишекеке мы с единомышленниками тоже собираемся в группе «Фудшеринг в Бишкеке/отдам еду даром».

13

Бывая в разных местах на постсоветском пространстве действительно можно утверждать, что в Москве заработная плата в целом выше, чем в других городах, но и расходы выше. Вся зарплата уходила на жизненно необходимые вещи – еду, дорогу, стоматолога и около 20 тысяч рублей за комнату в «трешке» - ничего скопить не получалось. Поэтому решение уйти было надеждой, что я смогу посвящать своё время науке и искусству. Работа на «Фабрике» была хоть и очень интересной, но в итоге понимаешь, что результаты твоего труда тебе не принадлежат, а идёт только на увеличение капитала собственника здания. Так сейчас работают многие культурные пространства, к сожалению, либо на государственном обеспечении и цензурой, либо на территории частной собственности в подвешенном и зависимом состоянии от владельца, очень низкая степень выживаемости самоорганизованных общественных инициатив.

9

Как совет, по возможности изучайте свои права, читайте форумы и следите за внесением изменений в законы. В России появился закон, согласно которому без продления первичной регистрации на год на основании трудового договора или приказа о зачислении в учебное заведение, иностранный гражданин может находиться в стране 90 суток, после чего должен покинуть территорию государства ещё на 90 суток. Я этого не знала. В прошлый четверг я вышла из дома в офис на подработку в одной аналитической компании с надеждой на то, что они смогут мне продлить регистрацию, т.к. в университете, где я хотела проходить стажировку тоже не могли продлить. В итоге вечером я думала, что поеду до Харькова и вернусь обратно, чтобы поменять цель визита с учебного на рабочий. На пограничном посту мне сказали, что границы здесь нет и что въехать в Россию я смогу только через три месяца. Сказали, что если я не хочу ждать три месяца, то можно на самолете прилететь из Бишкека, что совсем нелогично. Благодаря помощи моих друзей удалось прояснить ситуацию с этим законом, что означало, что въехать обратно в ближайшие три месяца не получится, и я осталась в том виде, как утром вышла из дома, в другой стране, без вещей и без денег. Благодаря опять же помощи друзей и покровителей мне разрешили поучаствовать в проекте арт-резиденции Oberliht в Кишиневе. Решено было ехать из Харькова до Одессы, где получилось несколько дней погулять вдоль моря и отправиться на Blablacar.ru в Молдову.

10

За четыре года жизни в Москве исходила много музеев и галерей, и очень грустно смотреть на то, что трудовым мигрантам из Центральной Азии это зачастую не доступно ни финансово, ни по времени. Когда я только приехала, месяц жила в квартире с нашими соотечественницами, которые работали в кафе и магазине на кассе, получая зарплату, которой с трудом хватает, чтобы покрыть основные расходы на проживание. Даже на телефоне баланс сложно было пополнить, полгода мой номер был доступен только для входящих звонков, при этом я работала совсем без выходных и по 14 часов в сутки. Если был выходной, то в основном уходил на домашнюю работу, ни про какие походы по музеям речь и не шла из-за тотальной физической усталости. И ещё билет, например, в Музей современного искусства «Гараж» стоит 400 рублей, на двоих это уже 800 – почти 1/20 от месячной зарплаты. А ведь в Москве столько много событий и образовательных мероприятий, которые невозможно охватить.

11

Мы проводим всю жизнь на работе, где большинству из нас сейчас не будут предоставлены основной соцпакет – медицина, обучение за счёт организации для повышения квалификации, пенсии хватит, чтобы совсем с голоду не умереть, если она вообще будет, зарплаты не хватит, чтобы скопить на квартиру, если только не затянуть петлю кредита у себя на шее, охрана труда во многих производственных местах отсутствует. Тут вспоминается тот трагический случай, когда работницы из Кыргызстана погибли в типографии при пожаре. Мы тратим своё время, здоровье, нервы, жизнь на отчужденной работе в ожидании гудка и в надежде уйти скорее домой, денег от этого хватает только, чтобы было что поесть и где поспать, на саморазвитие и творчество не остаётся ни сил, ни времени. А в это время пока мы на работе, за нас принимают решение, каким воздухом мы дышим, в каком городе живем, на что утекают наши налоги, тот самый подоходный налог, который вычитается из зарплаты, и должен идти на развитие системы образования, нашего здравоохранения. А в итоге, например, мэрия принимает решение спилить 7000 деревьев в Бишкеке, которые сажались как раз примерно после войны с надеждой на светлое будущее. Зеленый город превращается в руины, загазованность выхлопными автомобильными выбросами уже превышает все допустимые нормы, а мы делаем всё, чтобы ещё увеличить. Для меня сейчас очень важно, чтобы мы могли объединяться, находить в себе силы для сопротивления.

В планах на будущее получить докторскую степень в области экологии города, работать над этой темой на теоретическом уровне и в практический деятельности, преподавать политологию, работать над аналитическими исследованиями.

Друзья, если вы также хотите попасть в рубрику о соотечественниках в Москве, отправляйте свои заявки на limonmediakg@gmail.com с пометкой «Москва слезам не верит».

Посмотреть еще:

Москва слезам не верит: Эркинбек Нуралиев из Оша стал успешным финансовым менеджером в крупной сети Colin's Russia

Москва слезам не верит: Нурсултан из Узгена, бросив все, открыл ресторан, который пользуется большим успехом у москвичей

Подделки, накладные ресницы и мода: Чем отличаются кыргызские модницы от европейских

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением чуть ниже
еще...

вверх
×