19 октября 2017г.

LimonKG

Долгая дорога домой — рассказ 20-летней Айжан, который тронет вас до глубины души

Limon.KG - Друзья, знакомим вас с творчеством талантливой и милой Айжан Акуновой. В редакцию Limon.KG она прислала свой рассказ «Долгая дорога домой», полный любви и тоски по родной земле. Чувства главного героя созвучны с тем, что питает душу каждого кыргызстанца, который находится вдали от дома. В рассказе много автобиографичного, хоть и выдуманный персонаж старше Айжан на целое поколение, тем интереснее наблюдать за мыслью и фантазией автора.

Без имени «Меня зовут Айжан, мне 20 лет. Я родилась в городе Бишкек. Несмотря на свое обычное происхождение, мне удалось побывать в нескольких странах: в Японии, ОАЭ, России. На данный момент я являюсь второкурсницей Московского Гуманитарного университета, и учусь на журналиста, являюсь членом редколлегии нашего студенческого Альманаха «Зеркало». Живу в Москве уже второй год, очень сильно скучаю по Кыргызстану, так как именно ему принадлежит мое сердце. Я планирую вернуться, и возможно, сделаю это в конце второго курса.

Я из очень творческой семьи. Мои родители — музыканты. Я пишу уже очень давно. Письмо и музыка — две мои страсти! Пишу стихи и публикую их в своем авторском кабинете на сайте stihi.ru. Я пишу песни под гитару, и в прошлом году получила приз зрительских симпатий на одном из Московских студенческих фестивалей».

Айжан мечтает работать журналистом в Бишкеке и трудиться на благо Родины. Мечтает писать романы, повести, рассказы, и прозу о Кыргызстане, и кыргызстанцах, не только для кыргызов, но и для того, чтобы о кыргызстанцах узнал мир.

Автор: Акунова Айжан Акылбековна

ДОЛГАЯ ДОРОГА ДОМОЙ

Дом – там, где звучит музыка

Мои родители были учителями музыки. Мать преподавала сольфеджио, а отец теорию музыки и гармонию в институте искусств им. Б.Бейшеналиевой в городе Фрунзе, который позже переименовали в Кыргызскую Национальную консерваторию им. К. Молдобасанова.

1

Фотографии взяты с интернета

Как вы уже поняли, в моем доме музыка была самым частым и желанным гостем. Я слушал ее по утрам, когда моя мать распевалась перед занятиями. Я слушал ее за обедом, когда мой отец ставил что-нибудь в исполнении Лазаря Бермана, его любимого пианиста на тот момент. Я слушал ее перед сном, когда моя мать напевала очередной романс себе под нос и гладила мои кудри. Именно поэтому первое, что ассоциируется у меня с местом, где я вырос, и местом, которое навсегда осталось моим единственным домом – это музыка. Музыка, наполненная всей палитрой эмоций, которые я там испытал.

После распада Советского Союза, начались страшные времена, и все, у кого была такая возможность, бежали из страны. У моей мамы были родственники, которые остались в Польше после Второй Мировой войны, а родная сестра моего отца жила в Америке. Мы сделали выбор в пользу Америки, о которой знали ровным счетом ничего. Эмиграция прошла успешно. Этому посодействовала маленькая еврейская община, глава которой имел высокое положение в американском обществе. Нас поселили в небольшой (по американским меркам) дом, который был явно намного лучше той небольшой квартирки на пересечении улицы Советской с Московской, что была у нас в городе Фрунзе, которому в скором времени дали новое название – Бишкек.

Улицы Киото, фото автора

2

Меня определили в школу, и посадили на три класса ниже. Я был самым высоким, и соответственно самым взрослым четвероклассником, но меня это, почему-то, совсем не волновало. Мои родители знали английский, и поэтому почти сразу нашли себе работу. Моя мать занималась игрой на фортепиано с белокурой девочкой по имени Софи, а отец устроился в местную забегаловку. Я до сих пор помню его пустые, обиженные на жизнь глаза, каждый раз, когда она приходил домой после выдачи ежемесячной зарплаты.

- Они так много платят мне, за столь глупую работу, на которой я ставлюсь, тупее и тупее с каждым днем! В то время, когда за музыку в нашем городе, мне платили меньше половины этой суммы – уставшим голосом возмущался мой отец, сидящий на деревянном стуле в столовой нашего американского пристанища.
- Музыка сейчас там никому не нужна – холодно отрезала мать, протирая пыль со стола, который она так сильно любила.
- Музыке всегда есть место – с поступившими на усталых глазах слезами прошептал мой отец, а затем тихо расплакался.

Вид на Москву из самолета, фото автора

3

В тот день у нас с ним состоялся очень важный разговор. Мы сидели в гостиной до двух часов ночи, и говорили о моем будущем. Он выпытал из меня обещание, ни за что в жизни не становится музыкантом. И я всю жизнь помнил об этом обещании. Немного с опозданием, в отличии от других, окончив школу, я поступил на факультет экономики, и готовился к тому, чтобы стать самым легендарным экономистом в истории Америки. Я поверил в то, что именно это, является мечтой и целью всей моей жизни. И у меня получилось. Меня приняли на работу в одну из ведущих компаний, на должность помощника бухгалтера. Наша компания занималась экспортом технологий из Японии, поэтому 4 года в университете, которые я потратил на изучение японского, как дополнительного языка на выбор, не прошли даром. Мой отец гордился мной, я гордился собой, и знал о том, что моя мать была бы горда тоже. Она умерла, когда мне было семнадцать лет. Ее похоронили на еврейском кладбище.

- Как жаль, что я не буду лежать рядом с моим братом, – сказала как-то мама, на что я отмахнулся, как от чумы.
- Что за глупости ты говоришь? Ты не умираешь.
- На кладбище на окраине города…- никак не унималась она.
- Города?
- Да. Нашего дома – Фрунзе.
- Бишкек, мама.
- Не важно, как он теперь называется. Это место где я родилась. Это место, где я родила тебя. Это место, где в нашем доме всегда звучала музыка.

Дом – там, где сезоны сменяют друг друга каждые три месяца

Кыргызстацы даже не подозревают о том, как сильно им повезло с климатом, воздухом, и чистой водой. Но еще сильнее, они не ценят то, как сменяются сезоны – каждые три месяца. Зимой на промерзлой земле лежит пушистый, белый снег. Весной набухают почки на деревьях, из которых прорастают зеленные листья, а за окнами домов и квартир идут редкие дожди. Летом терпимо жарко, а до жемчужины Иссык-Куль рукой подать. Осенью начинается настоящее чудо, круговорот разноцветных листьев, что кружат по легкому ветру, тем самым мягко напоминая о том, что пора доставать свой зимний чапан.

4

После трех лет работы в компании, меня отправили в новый филиал в Японии, в городе Киото. Киото – древняя столица Японии, южный город наиболее ярко сохранивший в себе традиции народа страны восходящего солнца. В этом городе, в отличии от Токио, запрещалось строить высокие здания, а храм можно было найти почти на каждой станции. Люди были добрыми, и вкусно пахнули. Дороги в отличии от американских были чистыми, а блюда, в отличии от кыргызских, диетическими. Меня поселили в небольшой домик, на улице с названием «nishi oji oike». Странно, но мой японский дом, показался мне еще лучше американского. Он был меньше по размерам, но в нем очень уютно.

Ежедневная рабочая рутина, поглотила меня с головой, но время почему-то тянулось медленнее обычного. Только спустя полгода я заметил, что время кажется мне застывшим, потому что нет той резкой смены сезонов, что была едва заметна, но все же заметна, в Америке, и что настойчиво напоминала тебе о том, что пора доставать или убирать свой зимний чапан, в Кыргызстане. Еле заметная смена сезонов была выгодной для кармана. Мне хватало пару-тройку комплектов и две пары обуви, в течении всего года. Но это было однозначно вредно для души. Что может быть лучше первого снега, или осеннего листопада? Ведь смена сезонов напоминает тебе о том, что все заканчивается, но возрождается вновь. Ты с трепетом провожаешь лето, и с радостью встречаешь первый снег. Ты меняешь туфли на сапоги, и едешь за новой шапкой и перчатками, так как старые потерял на снежной горке.

5

Я помню, как я шел по Каварамачи, и поймал себя на мысли, что сейчас уже октябрь, а миловидные японки до сих пор щеголяют в летних платьях. Я представил на себе черные ботинки, рубашку, поверх которой была надета кофта, и осенние брюки, купленные специально для школы, которые я носил в такое время года в Кыргызстане, и мне стало очень жарко.

Дом – там, где ты родился

Мой народ раскидало по всей земле. Конечно, Израиль принял бы каждого из нас с распростертыми объятиями, и позволил бы называть это место тем самым заветным домом, но тогда почему, многие эмигрировавшие туда после распада Советского Союза, возвращались назад? Почему эмигрировавшие в Америку учили русскому языку своих внуков? Все не так просто, как кажется. Очень сложно почувствовать себя дома в месте, которому не принадлежит твое сердце. Мое сердце принадлежало Фрунзе.

Когда мне был 31 год, меня, как русскоговорящего сотрудника, отправили в Москву. Последний раз я был в Москве еще совсем ребенком. Меня встретили две двоюродные сестры моей матери и их дочери. В нашей семье было очень много женщин, я был единственным мальчиком среди дюжины двоюродных сестер. Как же радовалось мое сердце, когда я услышал русскую речь. Немного подпорченную со времен моей юности, но все же очень родную.

6

Я пробыл в Москве около месяца, и если в первый мой день я нашел ни одно сходство Москвы с Фрунзе, то ближе к отлету, я насчитал десяток различий между этими, на первый взгляд схожими городами. Москва – огромная, необъятная, резиновая, а Фрунзе – маленький, теплый, зеленый. Его можно пересечь вдоль и поперек. Можно изучить каждый куст и каждое дерево. На велосипеде можно доехать до гор. Ох, эти горы…Сколько воспоминаний связано с Ала-Арчинским ущельем, Воронцовкой и горами по дороге на Иссык-Куль. Едешь, и глаз оторвать не можешь. Над тобой возвышаются величественные горы, которые кажись вот-вот обрушаться на тебя своим могуществом. Трава такая зеленая и мягкая, как подушка, на которую ты кладешь голову после трудного дня. Чем дальше ты едешь, тем короче расстояние между тобой и озером. Озером, которое даст фору любому океану. Его вода лучше всех целебных трав.

Я отчетливо помню, что, когда самолет поднялся над российскими лесами, я посмотрел в иллюминатор и на душе стало пусто. Я понял, что и это место не удовлетворило мое желание вернуться домой. Я вгрызся в повесть Чингиза Айтматова «Жамиля» и прочитал ее от корки до корки уже в третий раз. Мне стало очень грустно, когда я узнал о его смерти. Великий был человек. Тот, что не отказался бы от Кыргызстана, ни в каком случае. В отличии от всех нас. Сбежавших, и тоскующих по этому месту всю свою жизнь. Плачущих смотря на фотографии гор, и обманывающих свою память. Алчущих по фруктам и овощам, и желающих напиться горной водой.

Дом – там, где тебе хочется остаться

Бортпроводница объявила о посадке, и мое сердце забилось чаще. Я слушал суетливый шум, и наблюдал за людьми что доставали свою ручную кладь с верхних полок самолета, и не мог пошевелиться.

В тридцать восьмой день рождения, я купил билет, и на свой страх и риск, полетел в Бишкек. Старое название этого города растворилось с долгими годами моей тоски по родным краям.

- Вам плохо? – спросила молоденькая блондинка в форме стюардессы.
- Нет, просто я давно тут не был.
- Волнуетесь перед важной встречей? – она старалась вежливо улыбаться, и скорее всего даже не вникала в то, о чем я только что ей сказал.
- Ага, встречей с домом.
- Давно не были дома? – она явно была глупышкой. Слава Богу что красивой.
- Давно. Я улетел из Фрунзе, а возвращаюсь уже в Бишкек.
- Давно…

7

Я вышел из самолета и начал спускаться по трамплину. Свежий утренний загородный воздух ударил мне в нос, и мои, сжавшиеся от обиды на чужой воздух легкие, никак не могли надышаться. С каждой ступенькой, мое неверие в то, что я наконец-то прилетел домой, рассеивалось. Недавно вставшее солнце светило еще непроснувшимися лучам, а облака были похожи на белую сахарную вату. Я глазел по сторонам как заключенный, что вышел на свободу спустя двадцатилетнего срока, и пытался узнать хоть что-нибудь родное.

Пройдя паспортный контроль, и получив свой багаж, я вышел на улицу и на меня накинулось четыре мужичка, которые предлагали мне довезти меня до дому за небольшую плату. Я хотел поехать с каждым из них. Их лица казались мне такими родными. Но меня уже ждали. За мной приехала моя одноклассница, с которой я изредка переписывался. Помню, как мы сидели на уроки истории, я повернулся к ней и спросил:

- Гулька, целоваться умеешь?
Она в полном недоумении уставилась на меня.
- Нет.
- А хочешь научу?
- Дурак…

Она стояла у маленькой серебряной машины, и улыбалась мне во все тридцать два зуба, все той же улыбкой, что я помнил. Только вокруг глаз появились еле заметные морщинки, а волосы стали значительно короче. У нее были длинные густые черные волосы в школьные годы. Я ни раз дергал ее за косы.

- Добро Пожаловать в Бишкек – она обняла меня, и на моих глазах выступили слезы.

Только сейчас, прижавшись к этому горячему женскому телу, я понял, что я живой. Это не сон, это жизнь. Мне часто снилось, что я собираюсь вылететь в Бишкек, но забываю билет и остаюсь в аэропорту.

- Для меня он всегда будет Фрунзе.
- Какая разница – она улыбнулась еще шире – Доброй пожаловать домой!
- Спасибо.

По дороге до дома Гули, я всматривался в пейзажи, и восхищался каждой травинкой, каждому пеньку и одинокому дому в глуши. В моих ушах звучала песня «Going home» («Иду домой»), текст которой был наложен на Симфонию номер 9 «From the new world» Антонина Дворжака, знаменитым американским композитором и писателем Вильямом Армс Фишером. Если когда-нибудь вы окажетесь вдалеке от родимого края, то послушайте ее, она перенесет вас в ваши воспоминания и на душе станет немного легче.

Я миллион раз представлял себе, как возвращаюсь домой, но только пережив это, я понял всю ценность данного момента. Я любил каждую трещинку на дороге. Я любил тишину и отсутствие шумного метро. Я любил крошечность этого города. Я любил многонациональный народ, и их переплетающиеся в единую, культуры. Я любил чистый воздух и воду из-под крана. Я любил музыку, что вновь зазвучала в моем доме. Я любил сезоны, что сменяли друг друга, прощались и возвращались на следующий год. Я любил место, в котором я родился. Я любил место, в котором мне захотелось остаться. И я остался.

Посмотреть еще:

Ничего лишнего: 20 необычных фотографий в стиле минимализм, снятых в Кыргызстане

WhatsApp: Как студенты из КР представили страну на фестивале в РУДН (фото)

Фото дня: Жизнь простых кыргызов стала для иностранца большим открытием

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением чуть ниже
Видео по теме

04/06/2015Прикоснись пальцем к экрану и почувствуй себя всемогущим (видео)

06/06/2014Видео дня: люди, вы удивительны

05/06/2014Видео дня: как едят животные

04/06/2014Видео дня: лучший танец от команды The Company

03/06/2014Видео дня: водитель скорой помощи «отжигает»

еще...

вверх
×