Эрнест Уметалиев, основатель студии Ekarecords: «Я хочу изменить мир с помощью музыки»

26/08/15, 15:53   |  Просмотров: 15489

Limon.KG - В какой-то определенный момент я уже начала сомневаться в том, что Limon.KG удастся встретиться с Эрнестом Уметалиевым, без преувеличения, с одним из авторитетных продюсеров современности, музыкантом в самом широком смысле этого слова. Всему виной – занятость. Пора отпусков, как принято, у музыкантов – время полного погружения в творчество: студийные записи, съемки новых видеоклипов, подготовка к концерту и т.д.

IMG_0172

Благодарим стильный «Times Bar» за помощь в проведении фотосъемок

«Аллилуйя!», - наконец-то воскликнула я, усаживаясь в плетеное кресло в звукозаписывающей студии Ekarecords. «Да, уж, вот и встретились», - слабо улыбнулся уставший Эрнест. Дела изрядно потрепали его. «Никакой личной жизни», - в голосе звучит скорее изнеможденность, а не приказной тон. «И давайте без однотипных вопросов. Надоело рассказывать сто тысяч раз одно и то же», - Эрнест определенно не в духе. Аномальная искренность и прямота собеседника определили весь характер интервью. Что ж, беседа обещала быть как минимум долгой.

IMG_01181

«Никогда не думал, что стану музыкантом. Да и не хотел», - начал Эрнест. Он фривольно расположился в своем кожаном кресле. Сейчас он в роли продюсера. Напоминает крестного отца. Кстати, эту параллель он принял молча и кажется, ему даже понравилось. «В детстве я мечтал стать дипломатом. Или психологом, - продолжил наш герой. – За пару часов я могу понять человека, бывает достаточно даже одного разговора», - в его глазах вспыхнула слабая искорка. И тут вы невольно начинаете осознавать, что стали объектом исследования, и каждый ваш последующий вопрос будет оцениваться по десятибалльной шкале.

«Нам нравится то, что мы делаем. Многие рассматривают это как бизнес. Но для нас музыка в первую очередь творчество»

Любовь к музыке передалась Эрнесту Уметалиеву с молоком матери. И это не фигура речи. Музыкант в буквальном смысле родился в хоре. «Мама более 30 лет работает с детьми. Она инициатор и руководитель детского хора «Ак-Шоола». Думаю, творчество передалось сначала маме от тай ата (дедушка со стороны матери, - прим. ред.), и от нее ко мне. Мой тай ата – писатель, режиссер в театре. Вместе со своим коллективом «Бек Бекей» они повидали мир в 1950-60-х годах. Примерно 10 лет назад музыка прочно вошла в мою жизнь. В то время было довольно трудно сделать аранжировку, а моей маме нужно было постоянно записывать песни для радио, телевидения. Я решил проблему мамы, тем самым став музыкантом. Открыл студию, учился всему самостоятельно. Начинал, конечно, с творчества «Ак-Шоола». Вообще все ребята, которые вначале работали в студии – выпускники хора, которые в дальнейшем попали в мир шоу-бизнеса».

IMG_0096

Студия Ekarecords, по словам Эрнеста, работает примерно 10-12 лет. Однако формальным отсчетом было принято решение взять год, когда у студии появилось название. Выходит, официально звукозаписывающая студия и продюсерский центр Ekarecords существует 7 лет. Свое детище музыканту посоветовали назвать Эка, потому что друзья с детства зовут его так. «Работая в хоре, мы открыли группу «Кылым», песни писали, пробовали сами петь. Например, Чолпонай вышла из группы «Кылым», - Эрнест вдруг сам касается запретной темы о личной жизни. Или говоря о Чолпонай, он подразумевает свой первый проект? Трудно определить сразу, ведь вначале одно было неотделимо от другого.

«Мы – единственные, кто реально старается и делает что-то для народа!»

«Я считаю, что наш рынок до сих пор не образовался. Да и явных конкурентов нет. У нас рынок очень маленький, - уверенно заявляет столичный продюсер. – Кроме Бишкека, нет городов, где можно ставить концерты, показывать фильмы и т.д. Допустим, мы сняли несколько фильмов, в расчет мы всегда брали только столицу. Продюсеры при закладывании бюджета рассчитывают, оправдаются ли расходы. Есть Ош, но это не Бишкек. В столице действует несколько кинотеатров, это развлекательная индустрия. В Оше, по моим расчетам, всего 2 кинотеатра на 70-80 посадочных мест. В любом случае невыгодно ездить с презентацией картины. А что говорить о других регионах? Поэтому и выходит, что рынок пустой», - заключает Эрнест. – Это касается и концертов. Попробуйте организовать концерт, например, в Балыкчи, Нарыне. Если в Бишкеке билет будет стоить примерно 500 сомов, то там вы вряд ли, во-первых, установите такую стоимость, а во-вторых, не соберете зал, потому что у людей нет возможностей. Поэтому мы редко выезжаем на гастроли – невыгодно потому что». Продюсер рассказал, как же артисты отечественного шоу-бизнеса зарабатывают свой кусок хлеба. Но об этом поговорим через несколько абзацев.

IMG_0092

Вначале в студии Ekarecords записывали исключительно голос, потом начали делать аранжировки, после – писать авторские песни. Закономерностью стало решение продюсировать своих знакомых, друзей, выводить их на сцену. Творческий коллектив студии пробовал себя и в другой сфере – киноиндустрии. «Были и взлеты, и падения, - вспоминает Эрнест. – Занимались и концертной деятельностью. Возможно, прозвучит очень громко, но мы нигде из перечисленных сфер не видим конкурентов. Нам нравится то, что мы делаем. Многие рассматривают это как бизнес. Но для нас это в первую очередь творчество. Мы получаем душевное удовлетворение, удовольствие», - заключает музыкант. – Нет большего счастья, чем приносить радость людям!» Эрнест признается, он хотел бы запомниться человеком, который хотел изменить мир в лучшую сторону с помощью музыки.

«Сейчас не зазорно быть мырком. Это факт. Идет полная деградация в музыке, культуре... Меня удручает только это»

Пожалуй, именно это качество свойственно всем творческим людям и отличает их от остального мира – желание созидать. «Многие мечтают купить дом, машину. Мне важно заниматься любимым делом! Тем, что радует меня, приносит радость окружающим. Если честно, то мы часто остаемся в минусе. Мы сняли три фильма, но я не могу сказать, что заработали большие деньги. Нет! Но лучше сделать все на высшем уровне, иначе зачем браться?», - доказывает Эрнест.

IMG_0129

Ребята сняли три киноленты: «До+Фа», продолжение музыкальной комедии «До+Фа 2» и «Одноклассники». «А почему я вообще снял фильм «До+Фа»? Тогда я взялся за проект «Чолпонай». Мне нужно было изменить ее стиль. Прежде многие осуждающе отзывались о ее исполнении, потому что не понимали манеру певицы. И мне нужно было изменить отношение публики к Чолпонай. И нам удалось поменять мышление – фильм понравился людям. Потом мы сняли продолжение».
«Одноклассники» же, по словам продюсера, вышли не по задумке. Он признается честно, что просто поджимали сроки – нужно было выходить в ноябре, хотя по сюжету, там оставались сцены. «Нужно было доснять картину. Фильм, грубо говоря, остался недосказанным, истории не завершились. Это наша ошибка. Ошибки нужно иметь признавать. Но мы не жалеем. Мы молоды и ценим опыт. Гордимся тем, что в нашем возрасте мы – единственные, кто реально старается и делает что-то для народа!», - и тут наша беседа приняла несколько иной поворот – реплики скорее превращались в монологи исповедального характера. То ли последние события в жизни требовали подведения итогов и усталость дала слабину, то ли мысли поднакопились и нужно было ими поделиться, в любом случае искренность человека не вызывала сомнений.

IMG_0126

Вот вам очередное признание. «Мы ребята городские. И нам всегда было стыдно слушать кыргызскую музыку. Речь не об эстрадных исполнителях, в отечественном шоу-бизнесе есть свои корифеи, народные артисты. Я говорю о молодежи. В клипах нужно было просто встать рядом с каким-нибудь деревом, прислониться к нему, или встать у речки и все! Такая стилистика, - не на шутку разгорячился наш герой. – Надо было что-то менять! Кстати, у нас это получилось. Сельским ребятам хотелось быть похожими на городских. Им было стыдно слушать крыгызскую музыку, потому что городские «это» не признавали. Мы всегда задавались вопросом, почему нельзя написать достойную музыку, которую не стыдно будет слушать, музыку, способную воспитать подрастающее поколение, да и в целом весь народ! На сцене появился Мирбек Атабеков, наши ребята – мы дали народу то, что он хотел. Мы вбили в голову молодежи, что можно слушать кыргызскую музыку, - горячо рассказывает Эрнест. – Но мы не учли одного: Бишкек-то маленький, основная масса в регионах. Воспитать общую массу, оказалось, сложней. Сейчас не зазорно быть мырком. Это факт. Не стыдно слушать колхозную музыку. Меня удручает только это. Идет полная деградация в музыке, культуре – везде. Оказывается, это никого не интересует: ни правительство, ни старшее поколение. Я думаю, что проблема регресса волнует нас, молодежь. Сейчас подрастает новое поколение. Подростки 13-15 лет не слушают ни Мирбека Атабекова, ни Арсена, ни Айбека Замирова и других ребят. Им абсолютно не интересно их слушать. Лучше «Наркотики и секс» и другую подобную дурь. Какие ценности формируются у подростков? Чему они научатся, слушая эти песни?» - последний вопрос оборачивается риторическим. Однако Эрнест находит решение задачи. «Чтобы исправить ситуацию, подросткам нужно дать кумира, идола. Дать хорошие песни. Воспитать поколение с помощью хорошей музыки. Для этого мы должны объединиться. Никогда нельзя забывать, что страна не существует без культуры, именно она исполняет воспитательную функцию. Я пытаюсь что-то поменять с помощью музыки. Если каждый будет пытаться, то мы достигнем результатов. Это поколение, от которого в будущем будет зависеть ваша старость. Нужно просто дать правильно воспитание, привить ценности. И это обязанность каждого из нас».

 IMG_0169

Далее речь Эрнеста принимает форму резолюции: «Я думаю, что министерство культуры, государство должно нести ответственность за то, что слушает, смотрит подрастающее поколение. Нужно ставить рамки – какую музыку можно крутить по радио, а какую нет». Я напоминаю о последствиях цензуры, на что последовало: «Если мы хотим поменять ситуацию, то должны».

«Вот совсем недавно был свидетелем разговора, где услышал фразу, что человеку, чтобы устроиться на работу, нужно найти 15 000 долларов. Как вы думаете, о чем будет заботиться он? О государстве? Нет! – восклицает продюсер. - В первую очередь он попытается вытащить свои деньги. И куда мы придем? Мы не сможем развиваться. У нас все покупается и все продается. Когда мы учились в университете, ходить на все пары считалось позорным, вы можете себе представить!? Было модно прогуливать, а потом придти к преподавателю, дать что нужно и выйти с «пятеркой», не посещая пары. Нигде нет контроля. Проблема в этом – всем на все плевать».

IMG_0196

Дальнейшие умозаключения Эрнеста и вовсе напоминают мне утопию. «Почему бы не отобрать талантливых ребят и отправить учиться за границу с тем расчетом, что они вернутся и будут работать только здесь!? Елки-палки все возможно! Азамата Сыдыкова все знают, верно. Мы с ним выросли в одном дворе. В свое время был конкурс «Жаш таланттар» («Молодые таланты», - прим. ред.), устраиваемый фондом «Мээрим». Азамат никогда с нами не играл, его мама не отпускала, Азамат играл постоянно на пианино. И когда он учился в 5 или 6 классе, выиграл квартиру. Он маме подарил квартиру! Мээрим Акаева оплатила учебу в Московской консерватории. Он гордость страны, у нас нет больше пианистов мирового уровня, только Азамат. Получается, вся проблема в поддержке. Может, он бы вообще бросил пианино. Это ведь жизнь. Какая музыка, когда нужно семью кормить! Парень из Каракола стал гордостью страны: Атай Омурзаков, никогда ранее не танцевавший, покоряет мировые сцены. Каныбек Сагынбаев, бильярдист, мы тоже вместе выросли, никто его не учил играть в бильярд. Талант! Таких ребят много, просто нужно поверить в них, дать возможность и немного подтолкнуть вперед. И это не утопия!», - улыбается Эрнест.

«Очень плохо, когда певец перестает трудиться, довольствуясь преходящим»

Эрнест Уметалиев постоянно ищет эти самые таланты. Можно сказать, что в этом и состоит его работа. Продюсер утверждает, талантливых много, но звезду найти очень сложно. Нужно влюбиться не только во внешность, его вокальные данные, но и жизненные взгляды. Одним из последних крупных проектов стал отбор «Super Star», в кастинге которого приняли участие около 2 000 человек. Его финалисты сейчас работают в отечественном шоу-бизнесе. Это популярная группа Non Stop, певец Нурмат Садыров, Айбек Бакытбеков, Бек Исраилов, Минюра Рахимжанова, Адилет Бектуров и мн. др. «Они захотели стать артистами. Каждый нашел свой путь. Мы им дали веру. Но нам ее никто не хочет давать», - заключает музыкант.

«Кто я?» - Вот мы и добрались до экзистенциальных вопросов. – «Я, наверное, музыкант. Люблю музыку. Кайфую от нее. Все мы смертны. Хочу оставить позади себя что-то важное. Возможно, это моя работа, мои концерты. Но это не те вещи, которые остаются в истории. Действительно может остаться только мое творчество». Оказалось, Эрнесту, как и любой творческой натуре свойственна потеря вдохновения. «Зимой мне все надоело. Неблагодарное это дело. Сейчас я много заказов не беру, было время, когда очередь собиралась на несколько месяцев вперед, и только ради денег брались за все. Мы были молоды, думали только о деньгах. Но оказалось, чем больше денег, тем меньше ты их ценишь. Во-вторых, сам психологически портишься, и начинаешь неправильно тратить средства. Когда я понял, просто отгородился. Решил немного передохнуть», - вспоминает Эрнест.

IMG_0183 

Еще одна опорная точка нашей беседы — шоу-бизнес. О нем мы говорили долго, еще бы, Эрнест относится к числу тех людей, без которого современную эстраду сложно представить. Есть одна особенность — певцы на корпоративах. «Артисты становятся исполнителями на тоях. Даже песни записывают под стать тоям, потому что это «пойдет» в народ, знаете, всякие танцевальные вещи записывают. Все певцы. «Той ыр» (песня на праздниках, пиршествах, - прим. ред.), как попса – сегодня популярна, но завтра ей на замену придет другая, она не останется в истории. И это очень плохо, когда певец перестает трудиться, довольствуясь преходящим». Однако то, что артисты зарабатывают в основном на тоях, Эрнест признал неоспоримым фактом.

У продюсерского центра Ekarecords много подопечных. Со многими Эрнест работает уже много лет. Без скандалов и интриг, конечно, не обходится. Это ведь шоу. «Бывает, человек записывает пару песен, начинает чувствовать себя звездой и занимается самодеятельностью, не слушая продюсера, забывая о контракте. Все первые атаманы, - смеется Уметалиев. - Вначале все приходят с глазами, как у кота из «Шрека». Помните? (улыбается). После первых успешных песен, клипов, когда их начинают узнавать на улице, «звезды» перестают ступать по земле. Приводишь в чувства и получаешь вопрос: «Что ты для меня сделал?» Конечно, обидно!» Тот, кто обжегся на молоке - дует на воду. Чтобы подобных ситуаций не возникало впредь, Эрнест заключает контракт с новым артистом только после «испытательного срока», который составляет не менее года.

 «Я всегда знал, что с девушками хлопотно работать. Взять хотя бы просто расходы на одно выступление»

Сейчас продюсерский центр снова работает с Абиром Касеновым. «Ранее мы записали два альбома и мирно расстались. Я не сторонник того, чтобы, как другие продюсеры, перекрывать кому-то кислород. Даже если меня «кидают», не стану мстить. Я верю в Бога. Во-вторых, если человек талантлив, сколько бы ему не мешай, он все равно пробьется. Ему достаточно небольшой щели. Задачи решаю с помощью дипломатии, переговоров. Уверен, не существует нерешаемых проблем». Таким образом через год Абир вернулся в Ekarecords, именно в тот момент, когда песня «Вера в любовь» стала хитом. «Это была наша последняя совместная работа. С нее мы и продолжили — сняли клип на композицию».

IMG_0207

Осенью Эрнест Уметалиев представит широкой публике нового подопечного — талантливого молодого Аско, с которым студия работает с начала этого года. «С прошлого года работаю с Назгуль Токтакуновой. Есть певец Нурмат Садыров. Контракт не составляли. Просто мне с ним нравится работать. Он человек хороший. Айбек Замиров, он больше мой друг, тоже воспитанник хора «Ак-Шоола», выросли в одном дворе, учились в одной школе. Мы просто делаем все вместе», - улыбается Эрнест.

Еще один новый проект Эка — гёрлз бэнд «Айлун». Делится, что очень сложно. «Я всегда знал, что с девушками хлопотно работать. Взять хотя бы просто расходы на одно выступление. Когда я отправляю Назгуль на концерт, то выступление обходится минимум в 200 долларов. Это наряд, макияж и т.д. Потом она уже не сможет надеть это платье еще раз, потому что она в нем уже была. А представьте коллектив из четырех девушек! Моя группа ничем не должна уступать другим, а, напротив, должна быть самой лучшей», - убежден Эрнест.

Продюсер еще раз повторяет, не бывает нерешаемых задач. «Думаю, у нас все получится. Мы сейчас только начинаем».

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением

Обсуждаемое в соцсетях