30 апреля 2017г.

LimonKG

Эрнест Абдыжапаров: «Скоро мы составим альтернативу Голливуду»

Limon.KG - Встречу с Эрнестом Абдыжапаровым буквально пришлось втиснуть в плотный график кинорежиссера. Как он сам поделился, сейчас очень много работы. Несмотря на тотальную занятость, Эрнест Алмасбекович встретил нас очень радушно и с удовольствием ответил на вопросы. Безусловно, главной целью интервью было узнать подробности о предстоящей исторической картине, раскрывающей историю Шабдана баатыра, видного кыргызского политического деятеля. Однако в ходе беседы мы обсудили не только значимость и необходимость исторических кинолент, но и узнали, как культура уже определяет политический вектор нашей страны. Режиссер убедил нас в том, что много фильмов не бывает, а также доказал, почему мы должны ходить на отечественное кино. В общем, получилось очень интересное и обширное интервью.

image006  

Фотограф: Дарья Сидоренко

L. Эрнест Алмасбекович, как возникла идея снять фильм о Шабдане баатыре? Вы говорили о том, что задумка снять фильм об этой исторической личности появилась раньше «Курманжан Датки».

Да, так и есть.

L. Вы сами предложили именно этого персонажа?

Нет, инициатива принадлежит депутату Каныбеку Иманалиеву. Вообще, этим вопросом занимается правнучка Шабдана баатыра Жаныл Абдылдабек кызы. Она долгие годы собирает материалы, выпускает книги. Впервые мы с ней встретились в 2001 году, тогда у нее возникло желание раскрыть истинную картину судьбы своего предка. В то время практически никто не знал, кто такой Шабдан баатыр, в обществе ходили негативные слухи об этом человеке. Поэтому Жаныл на основе документальных свидетельств хотела показать людям его истинное лицо – патриотизм, самопожертвование и огромную заслугу в том, что Кыргызстан сохранился как государство. Вместе с тем идут и такие слухи, что Шабдан баатыр был предателем, служил русским, продал земли, что ради личной выгоды готов был служить колонизаторам, был против своего народа и т.д. В принципе они бытуют и сегодня. Изучая те материалы, которые она мне дала в свое время – документальные донесения русской администрации на местах (русские военные всегда писали донесения о манапах, их преступлениях и не упускали ни одной детали), я понял, что существует совершенно иная история. В молодости Шабдан Джантаев был, если говорить современным языком, хулиганом – тентек на кыргызском. Со своими джигитами он совершал набеги на казахские земли, угонял скот, однажды чуть не умер, то есть, был довольно непоседливым драчуном. За эти качества кокандцы забрали его к себе обучать военному искусству. Он был верным телохранителем, участником интриг, дворцовых переворотов. За личные заслуги его назначили представителем Кокандского ханства в Туркестане.

«Возможно, если бы он прожил еще несколько лет до революции, не было бы событий 1916 года».

В отличие от своего отца Джантая, который лояльно относился к России, Шабдан был против нее с самого начала. Истории известна большая битва в городе Верном, в которой 20 тысяч кокандских конников выступили против русского отряда в 2 тысячи человек. Поскольку он хорошо знал местность Узун-Агач, то выступал в первых рядах, показывая личный пример. С мечами и копьями они шли на пушки, пулеметы и винтовки. Огнестрельное оружие буквально скосило кокандцев. Русские были вынуждены отступать, увидев многочисленное войско. Однако Шабдан потерял многих своих джигитов. И тогда он понял мощь российского оружия, что силой, смелостью и отвагой врага не взять – здесь нужна смекалка и другие качества. Будучи свидетелем кокандских переворотов, он понимает, что с ними кыргызский народ не сохранится, что нужно дружить с русскими, что это единственный способ сохранить свой народ.

В ошской кампании, когда шло завоевание Коканда, он попросил участвовать в ней вместе со своими 25 джигитами. Он всегда шел впереди и вел переговоры, так он спас многих от истребления.

image002

L. Решал вопросы на дипломатическом уровне.

Да, дипломатическим путем. За это ему дали Георгиевский крест IV степени. В завоевании Коканда он запомнился человеком, который способствовал бескровному присоединению юга Кыргызстана к России.
Есть еще одна нераскрытая грань истории. Трагедия Шабдана баатыра была в том, что он умер практически в нищете. После присоединения кыргызского народа к России, он стал обычным гражданином России, был во многом ограничен, его сына посадили в тюрьму по клевете, у него отобрали землю, было много жалоб на имя Шабдана Джантаева. Но даже в последние дни жизни он был уверен, что поступил верно, и не было иного выхода. И наступит время, когда вся правда раскроется.

Много денег Шабдан баатыр жертвовал на открытие школ-медресе, он понимал, что кыргызам нужно образование. Он заставлял кыргызов брать земли, заниматься хозяйством. Шабдан баатыр вводил большие земельные реформы. Он внес огромный вклад в культурное развитие кыргызского народа. Шабдан баатыр верил, что у кыргызов будет свое государство, своя земля, культура. Это история человека, который в свое время спас свой народ. Возможно, если бы он прожил еще несколько лет до революции, не было бы событий 1916 года.

image003

L. Вы действительно полагаете, что можно было избежать 1916 год?

Да. Я уверен. Шабдан баатыр был очень влиятельным и уважаемым человеком, его голос был решающим. Он практически сглаживал углы, снимал напряжение, которое возникало между русскими переселенцами и местным населением. Он вел к интеграции, взимопониманию и взаимоуважению. Шабдан Джантаев всегда принимал сбалансированные и справедливые решения. Об этом и хочется рассказать.

L. В чем сложность съемок исторической картины?

Самая главная сложность – это представить себе эпоху, воссоздать картину того, как люди жили в то время, как разговаривали, относились друг к другу. Нужно создать быт, декорации, костюмы, реквизиты. Также это работа актеров – сыграть так, чтобы зритель поверил. Ведь документально нигде не сохранилось, как люди в то время вели диалоги. Во-вторых, это финансовый вопрос: нужно купить технику, декорации и многое другое. Благо после съемок «Курманжан Датки» кое-что осталось, но надо еще многое доделать, докупить.

image004

L. Вы уже думали над актерским составом?

Я должен прояснить этот момент. Во-первых, моя фамилия значится как человека, который поднял эту тему и хочет снять картину. И надеюсь, что я буду снимать фильм о Шабдане баатыре. Есть юридические формальности, которые осталось соблюсти. На днях будет объявлен конкурс среди режиссеров, сценаристов на съемки. Эти процедуры необходимо пройти в обязательном порядке, чтобы избежать обвинений в коррупции, самоуправстве, чтобы каждый смог участвовать в открытом конкурсе, и комиссия смогла бы выбрать достойного режиссера и сценарий.

L. Как вы лично оцениваете свои шансы?

Есть такое понятие как мониторинг, когда ты расспрашиваешь коллег, оцениваешь, кто бы смог взяться за картину. И понимаешь, что за кем-то хвост остался – он не завершил свою работу, кто-то только начал свой проект, третий только снял фильм, другой и вовсе не интересуется этой темой. И приходишь к выводу, что в принципе, у тебя неплохие шансы выиграть конкурс (улыбается). Я уже подавал заявки, могу дополнить некоторыми документами и смело могу защищать свой проект.

«Умные люди могут играть глупцов, но глупые никогда не смогут изображать умных».

L. Выходит, на данный момент вы работаете над сценарием.

Да. В принципе сценарий уже сложился, есть уже синопсис, наметки. Лично для себя я уже выбрал какие-то места, приметил актеров. И как только решится вопрос, я объявлю кастинг, закупим аппаратуру на следующий год. Нужно будет снять съемки «уходящей натуры», Шабдан баатыр умер в конце апреля-начале марта, когда в горах еще лежал снег, поэтому нужно успеть снять зимние эпизоды.

L. Кстати, какой период его жизни вы решили снять?

Внимание, конечно, будет уделено его молодости, когда он был парень-рубаха, нужно показать его энергию, смелость, храбрость, силу и мощь. Параллельно будет повествование его любовной истории. Безусловно, покажем кокандские интриги. Хочу показать Кокандское ханство таким, каким оно было на самом деле, какое государство оно из себя представляло, из каких наций состояло. Также хочу снять Узун-Агачское сражение. Это будет большая сцена – потребуется много каскадеров.

image005

L. На главную роль вы пригласите скорее профессионала или человека, который сможет сыграть баатыра?

Я думаю, дело не в профессионализме, а в таланте. Это должен быть человек масштаба, личность. Умные люди могут играть глупцов, но глупые никогда не смогут изображать умных. Поэтому человек, который сыграет Шабдана баатыра, должен быть очень умен, проницателен, великодушен. С такими людьми можно поработать и сделать из него актера. А есть профессионалы, которые не обладают такими человеческими качествами.

L. Кинолента «Курманжан Датка» стала дебютной работой в отечественной киноиндустрии после приобретения суверенитета, причем очень масштабной. Многие уже посмотрели первый исторический фильм. Было много как критики, так и похвалы. На ваш режиссерский взгляд, удалась ли картина?

Я хочу сразу отметить, что картина снята на очень высоком техническом уровне, который соответствует мировому стандарту. Фильм снят очень эмоционально – нет практически равнодушных людей. Чувствуется большой посыл к объединению, консолидации народа. В этом отношении картина «Курманжан Датка» очень функциональна: молодежь уже иначе смотрит на свою историю – она понимает, что раньше у кыргызов была своя элита, интеллигенция, культура, цивилизация. В-третьих, мы увидели геополитику того времени, которая актуальна и сегодня – то, что было сто лет назад, повторяется сегодня. Мы понимаем, что альтернативы России нет. Мы можем оказаться под крылом Китая и повторить участь тибетцев и уйгуров, либо стать Украиной. Хотя думаю, мы ее пережили еще в 2010 году, мы просто выбрались из этой ситуации.

Самое важное в том, что в кинематографии количество переходит в качество. Эта картина может получить «Оскар». По многим параметрам. Я говорю это на полном серьезе.

Радует и то, что государство начало поворачиваться лицом к отечественному кинематографу, оно понимает, что культура влияет на политику. Власть начинает осознавать, что телевидение стало разменной монетой, и лишь культура решает долгосрочные задачи, и именно она способствует тому, чтобы наша страна процветала. Думаю, в этом большая заслуга «Курманжан Датки».

«Если каждый режиссер снимает фильм в два года, то выходит, что у нас работает более ста съемочных групп. Это же огромный прорыв!»

L. Вы часто говорите о политике. Насколько вы политизированный человек?

Я делю политику на два уровня. Есть мелкая политика – на уровне депутатов, партий, которые продаются и покупаются. И есть другой уровень политики, на котором решается судьба всего народа. Очень мало политиков, которые работают на этом уровне. Эти люди часто жертвуют собой, свои имиджем, положением во имя народа. Они делают непопулярные и незаметные вещи. Такой политикой, наверное, занимаются люди культуры. И я уже отметил, что сегодня культура определяет политический вектор страны. Мы начали играть уже не последнюю роль.

image007

L. Как вы сами уже отметили, в Кыргызстане в год производят полсотки фильмов. Как думаете, не слишком ли много картин для маленькой страны?

Журналисты задают один и тот же вопрос (смеется). Как влияет количество на качество. Знаете, есть такое выражение: денег много не бывает (улыбается).

L. Очевидно, фильмов тоже (смеется).

Когда мы говорим о большом количестве плохих фильмов, то, наверное, речь идет о деградации. Когда мы говорим о большом количестве хороших фильмов, речь идет об интеллектуальном росте общества. И для того, чтобы определить, просвещаемся мы или деградируем, мы должны проводить исследования. Нужно просто ходить на отечественные фильмы и писать о своих впечатлениях. Допустим, показали фильм «Курманжан Датка». Картина – замечательная. Потом показали «Кок Жал» Асем Токтобековой, неплохой фильм. Затем вышел фильм «Султан Сулайман», сейчас показывают «Карт бойдок 2». Нужно просто анализировать. Вспомните прошлый год: «Президент жана бомж», «Салам, Нью-Йорк» и много других фильмов. Вообще, наберется достаточно много хороших киноработ. Таким образом, проводя статистику, мы приходим к выводу, что в 2005 году бум создал фильм «Министрдин кызынын махабаты», всего лишь одна картина не сдавала позиций в течение трех лет. В 2011 году такой работой оказался фильм «Как выйти замуж за Гу Чжун Пё». Это уже другой уровень. Затем в 2013 году нашумела картина «Салам, Нью-Йорк», в 2014 – «Курманжан Датка». Как вы думаете, мы деградируем или просвещаемся? Я думаю, второе. Картин больше, но и качество улучшается. Если Рустам Аташов снимал свой фильм «Министрдин кызынын махабаты» один, делал монтаж, накладывал музыку, то сегодня ни одна съемочная площадка не обходится без оператора, ассистента по свету, художника-постановщика, композитора, ассистента режиссера и т.д. Сегодня мы имеем огромный второй состав. В году снимают 50 фильмов, а если каждый режиссер снимает фильм в два года, то выходит, что у нас работает более ста съемочных групп. Это же огромный прорыв!

«Мы сейчас не помещаемся на своем кинорынке. Мы очень популярны в Казахстане, все диаспоры просят показывать им наши фильмы».

Когда я рассказываю об этом в России, Прибалтике, соседних странах, меня не спрашивают, хорошие это или плохие фильмы. Они удивляются: «Неужели!? Такого быть не может!» Россия голову ломает над тем, как привлечь зрителя на свои фильмы. В прошлом году Украина громогласно похвасталась: «Мы выпустили в прокат 7 полнометражных художественных фильмов!». Казахстан гордился: «Мы выпустили 14 полнометражных художественных фильмов в прокат!» А мы говорим, что выпустили 50 фильмов – количество есть, но качества нет. Знаете, это парадокс. Мы не можем порадоваться тому, что у нас есть (с досадой).

image009  

L. Согласна, это замечательно, что киноиндустрия развивается. Однако не кажется ли вам, что вместо 10 картин, которые выходят в прокат в месяц, можно было бы снять две киноленты, которые равны тому же «Салам, Нью-Йорк»?

Вы рассуждаете сейчас как Иосиф Виссарионович Сталин (смеется). Он тоже говорил, лучше два фильма, но чтобы однозначно «выстрелили». В его эпоху выпускалось пять или семь фильмов в год. И только с приходом Хрущева в Советском Союзе стали снимать 150-200 кинолент в год. Именно в шестидесятые состоялся расцвет советского кино. В период оттепели появились художники, композиторы, поэты, режиссеры, актеры. Тогда и зародилось кыргызское кино.

Если мы продолжим так рассуждать, то мы убьем свое кино. Когда мы будем взращивать молодых режиссеров, актеров? Как мы собираемся развиваться дальше? Сегодня появился Руслан Акун, Эльнура Осмоналиева, Данияр Абдыкеримов, Акжол Бекболотов – всех не перечислишь, у нас более ста интересных молодых режиссеров. К тому же, они у государства не просят денег, снимают фильмы на свои деньги. Меня поражает такое негативное отношение: главное фильмы не смотрят, но говорят: «Знаете, фильмов многовато. Что-то подозрительно» (с грустью).

image008

L. К слову, вы ходите на отечественные фильмы?

В 1992 году я работал в «Кыргызфильме» редактором, и моей обязанностью было смотреть все фильмы, я не пропускал ни одну картину, я пересмотрел все прошлые киноленты. В 2001 я был единственным, кто знал обо всем, что происходит в отечественной киноиндустрии. Меня приглашают на каждую кинопремьеру, к сожалению, сейчас я не успеваю.

L. Гильдия продюсеров. Расскажите, как она возникла?

Гильдия продюсеров образовалась относительно недавно. Весной сложилась такая ситуация, когда отечественные фильмы, стали мешать друг другу – в плане выхода в прокат: зрителей не хватает, все картины стали банкротиться. Все собрались в Доме кино и создали такой орган – гильдию продюсеров, выбрали Съездбека Искеналиева. Гильдию создали не потому что так модно, а в первую очередь – необходимо. Сейчас гильдия распределяет очередность показа фильмов в кинотеатре «Кыргыз киносу» и «Манас». Благодаря гильдии в неделю состоится премьера одной картины.

«Думаю, скоро мы сможем создать альтернативу Голливуду».

Для объективной оценки нужно знакомиться с новинками кино, следить за трендами. Я вам скажу, что мы сейчас не помещаемся на своем кинорынке. Мы очень популярны в Казахстане, все диаспоры просят показывать им наши фильмы, они знакомятся с рекламой фильмов, но не могут посмотреть сами кинофильмы. Постепенно наши режиссеры начали снимать в Корее, Малайзии, Америке, Европе, России, Казахстане – снимают по всему миру, и показывают свои фильмы. Это говорит о том, что киноиндустрия Кыргызстана составляет конкуренцию другим странам – нашими фильмами интересуется российский, казахский, китайский зритель. Например, в Москве открыли более ста заведений с кыргызской кухней, россияне сами начинают открывать кыргызские тойкана, потому что это выгодно. Думаю, скоро там начнут открывать кыргызские кинотеатры, и мы в ближайшее время сможем создать альтернативу Голливуду. Мы завоюем мир (улыбается). И это не шутки. Ведь чем Америка завоевала мир? Своей кинематографией.

L. В таком случае необходимо сократить количество показов американских и российских фильмов в наших кинотеатрах. Например, во Франции очень ревностно относятся к отечественной киноиндустрии и процент американских фильмов очень мал. Французы ходят даже на документальное кино, что представляет фантастику. Для сравнения, в России мало кто смотрит документальное кино на большом экране.

В России люди вообще не ходят на свое кино. Если и ходят, то исключительно на хиты, как «Сталинград» и т.д. Голливуд перехватил зрителей. Однако наши фильмы смотрят кыргызстанцы. В кино идут как на иностранные, так и на отечественные фильмы. «Синематика» работает под диктовку московской системы, поэтому пускает на экраны голливудские фильмы. Нам нужно создать закон, чтобы эта сеть показывала хотя бы 30-40% кыргызстанских фильмов. Думаю, они с удовольствием согласятся, потому что это живые деньги. Я уверен, что мы выходим на новый уровень, когда экономику Кыргызстана может поднять кинематография. Это очень большой бизнес.

image010

L. По вашему опыту, кто чаще к вам приходят в съемочную команду: выпускники института искусств или люди по зову сердца?

Институту искусств уже более 20 лет, он выпускает режиссеров, но пока ни одного имени нет. Кыргызско-Турецкий университет «Манас» тоже выпускает режиссеров, и уже есть много имен. Я не институт, но провожу мастер-классы уже седьмой год. В этом году в фестивале будут участвовать 6 полнометражных и 12 короткометражных фильмов. Уже есть имена. То есть в этом отношении, не важно есть диплом или нет, важнее призвание и желание. Я процитирую Мао Цзэдуна: «Чтобы научиться плавать, нужно плавать». Чтобы снимать кино, надо его снимать. Надо с чего-то начинать. Например, у меня нет проблемы с набором команды осветителей, монтажеров, ассистентов – второй состав всегда обеспечен. Конечно, мы не работаем как американцы, потому что владеем не таким большим финансовым капиталом, и не как в советское время, потому что тогда работали с пленкой, были свои нормативы и т.д. Но мы создали свою структуру производства.

«Первые три года мои коллеги открыто критиковали меня. В прессе писали, что я спекулянт и коммерсант».

L. Эрнест Алмасбекович, расскажите, как вообще появилась идея взращивать свою школу кинодеятелей.

Во-первых, я – учитель по образованию. И это, наверное, навсегда (улыбается). Во-вторых, я очень хотел снимать кино, и перестал учительствовать.

L. Нашли свое призвание.

Да. Я с детства мечтал снимать кино. Как вообще возникла идея с мастер-классами? Так получилось, что на съемки «Айыл окмоту» ко мне пришли три ассистента, которые очень мечтали стать режиссерами. Я дал им пленки, сказал, что у них есть возможность снять двухминутное кино вместе с оператором, после я обещал проявить пленки. Когда производство закончилось, они мне сдали коробки с пленками, так и не использовав их. Никто из них не стал режиссером, хотя очень хотели. На «Боз-Салкын» я тоже набрал трех ассистентов. Там уже была цифровая камера. Также дал им камеру, оператора, сказал придумать им историю. Одна не досняла, второй снял, но вышло недостаточно хорошо. А у Айбека Даирбекова получилось. И в процессе я понял, что их нужно обучать. Во время съемок «Боз-Салкын» я провел четыре мастер-класса. Потом ко мне стали сами приходить, я понял, что мне времени не хватает. Я решил, что нужно создать небольшую школу. Я написал проект, подал заявку в фонды. Мне нужна была помощь с финансами. Меня никто не понял, потому что тогда это казалось дикостью: как можно обучить кино. Осенью 2007 года меня осенило, что желающие сами могут оплатить свои курсы. Первый мастер-класс мы провели в Доме кино, собралось 30 человек. Эльнура Осмоналиева, Айбек Даирбеков, Санжар Абдыжапаров, Данияр Абдыкеримов, Асем Токтобекова – участники первых мастер-классов. Результат был на лицо. На первом же фестивале представили 10 короткометражных фильмов. Я просто обалдел! Следующий год был тоже результативным, мы уже учредили призы.

image011

Первые три года мои коллеги открыто критиковали меня: «Как можно обучить кино за неделю, когда мы не можем этого сделать за 5 лет!? Это шарлатанство!» В прессе писали, что я спекулянт и коммерсант. Хотя, какие там были деньги. И только после третьего мастер-класса, когда мы создали сборник фильмов, начали участвовать в фестивалях, я стал приглашать своих оппонентов в члены жюри, которые оценивали киноработы моих учеников (смеется). И после мои критики стали мне помогать с деньгами, начали ставить меня в пример. Таким образом, мастер-классы застолбили свое место, и никто уже плохо о них не говорит.

Кстати, в этом году я провел первый мастер-класс в Москве, и понял, что все-таки наши люди намного талантливее и кинематографичнее (улыбается).

L. Вы часто работаете с коллегами из Казахстана. Как считаете, чем мы похожи и чем отличаемся?

С казахами у нас давние крепкие и дружные отношения. Они нас часто приглашают к себе, как и мы их к себе. В свое время казахское кино имело большое влияние на наше кино. Сейчас могу сказать, что кыргызское кино влияет на них. Главное отличие в том, что у них есть много денег, а у нас – больше энтузиазма (смеется).

L. На ваш взгляд, какими качествами должен обладать режиссер?

Думаю, он должен обладать качествами Иисуса Христа, ради кино он должен пожертвовать собой, отдать все своему делу. Когда он начинает думать о том, как извлекать из фильма прибыль, то это уже другое кино. Это работа продюсера.

image012

L. Кино становится коммерческим?

Я не приемлю эти понятия: когда фильмы делят на коммерческие и авторские. Потому что слово «коммерция» предполагает куплю и продажу, художник всегда продает свой товар за кусок хлеба. А то, что он создал, всегда является авторским, поэтому нельзя разделять эти понятия. Лучше как на Западе говорить о мейнтстриме и артхаусе. Мейнстрим – то, что идет потоком, а артхаус – эксперименты. Но это не значит, что что-то лучше, а что-то хуже. Наши думают, что артхаус – хорошо, а мейнстрим – плохо. Так не бывает. Фильм «Москва слезам не верит» – замечательная картина, которую посмотрели миллионы. «Сталкер» Андрея Тарковского люди не смотрят, но им питаются режиссеры, он создал огромное направление. Поэтому нужно быть очень осторожным, когда мы делим кино на авторское и коммерческое. Это губительно.

image014

L. Последний вопрос. Эрнест Алмасбекович, ваш сын идет по вашим стопам или он самостоятельно решил, что кино это его путь?

Санжар больше оператор. И он идет своим путем. Это совершенно непонятный человек, не от мира сего. Его сложно понять, он полностью погружен в мир техники, компьютеров, интернета. Спасибо его супруге, что она любит его и поддерживает, потому что у Санжара совершенно иной взгляд на мир. Последние четыре мои картины он снял как оператор. Он действительно облагораживает фильмы своим видением. Да, он не опытен, есть масса недостатков, но он очень талантлив. Надеюсь, что слава его не испортит, и он будет работать и достигнет успехов, принесет пользу кыргызскому народу. Сейчас он работает вместе с Нурланом Мамакеевым над фильмом «11 друзей ошанина». До этого он работал оператором над комедией «Султан Сулайман». Недавно вместе закончили съемки «Кекеч» («Заика»). Надеюсь, 5 марта мы подарим зрителю необычную работу. Там очень много музыки, танцев, любви.

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением чуть ниже
Обсуждения закрыты
Нет аватара
muratik
05:42, 30 ноября 2014
С большим интересом прочитал все, от корочки до корочки. Его остроумие впечатляет. Эрнест Абдыжапаров гордость нашей страны. Успехов в творчестве, ждем новых хитов.
Нет аватара
Corcoveta
18:01, 28 ноября 2014
А я очень его уважаю! И мне нравится, что сегодня наши представители творческих профессий стали мыслить и желать масштабно.
Нет аватара
Teotem
16:01, 28 ноября 2014
Scorpion
Если снимают, 50 фильмов , из них 90% "Болливуд", а 10% стоящие, это уже победа. 5 качественных картин за 2 года.
Нет аватара
che Gevara
12:08, 28 ноября 2014
Художественная самодеятельность,это еще не кино.Вчера бегал снимал свадьбы,сегодня снял халтуру,и ты уже мэтр кыргызского кино?Молодежь хочет,все и сразу.При этом не имея киношного образования,опыта,и представления.Так не бывает.До Голливуда далеко,конечно.Но,будем оптимистами.Именно оптимизм,делает Абдыжапарова,"крестным отцом" 10-ти дневных режиссеров.
Нет аватара
Scorpion
11:25, 28 ноября 2014
Ух ты скромняга. Точнее будет сказать не Голливуду а Болливуду. 90 % кыргызских фильмов несут такой же моральную и эстетическую нагрузку, какой у ИНДИЙСКИХ фильмов, естественно с Кыргызским айыльным менталитетом. Иногда даже становится не смешно, а обидно.
еще...

Творите и меняйте этот мир к лучшему вместе с нами!
Закрыть
вверх
×