«Страсть» и печаль Темира Бирназарова

23/07/14, 13:51   |  Просмотров: 11991

Limon.KG - Фильм «Страсть» режиссера Темира Бирназарова только лишь своим названием будоражит сознание и тревожит воображение кыргызстанцев. «Скандальная кинолента», «откровенные сцены», «культурный шок» - эти и подобные высказывания стали неизменными спутниками и предвестниками кинопремьеры, которая состоялась в столице 10 июля. Работа Темира Бирназарова была представлена на различных международных кинофестивалях и получила одобрительные отзывы от критиков. Она удостоилась спецприза «За смелость гражданской и эстетической позиции в кино» на международном кинофестивале «Киношок-2013». Темир Бирназаров рассказал Limon.KG о том, что у каждого режиссера должна быть гражданская позиция.

307285d691a806d96e049f240376813c

- Расскажите об истории создания кинокартины. Что послужило толчком?

- Вообще, я не гоняюсь за сюжетами. Идеи для создания своих картин я черпаю из реальности. В отличие от моих коллег, меня называют проблемным режиссером. Иногда я становлюсь свидетелем каких-то событий, порой я вижу чьи-то судьбы, и если эта проблема меня задевает, то идея начинает разрастаться во мне. Например, я до сих пор не могу забыть одну девчонку из Иссык-Куля, которая повесилась. Она училась в шестом классе, это было в 1997 году. До сих пор эта история не дает мне покоя: как, из-за чего она так поступила. Мне не понять человеческую черствость, злость в сердцах, не могу представить, что заставило эту маленькую девочку совершить самоубийство.

Не могу забыть историю о том, как в прошлом году в Ат-Баши умер человек от лютого мороза: он согревал своего внука, сам умер, а ребенку пришлось ампутировать конечности. Это ведь тоже равнодушие людей. Машина сломалась на дороге, неужели вы думаете, что никто не проезжал. Конечно, проезжали. Такие вещи невозможно игнорировать. Я не придумываю сюжеты, проблемы сами всплывают и настолько очевидны. Недавно я видел, как один мужчина разгуливал по городу голышом… Куда мы катимся? Куда идет наше общество? Рядом проходят его дочь, отец, мать. Но всем плевать. Наверное, это и есть конец света. Наше общество гниет – это больное общество как в духовном, так и моральном отношении. Это не только у нас происходит. Мы пытаемся подражать Европе, жить и думать по ее стандартам, совершенно не понимая, что это нам чуждо. Вы, наверное, знаете, что в Европе предлагается признать половую связь между отцом и дочерью, матерью и сыном, братом и сестрой, а также всеми родственниками, включая кровных.

- ?

- О боже! Какой ужас? Куда мы катимся? Такие вещи мучают меня. Вот мы говорим, что мы, кыргызы, великий народ. Да, у нас есть хорошие традиции: уважать старших, жить по совести, быть справедливым и т.д. Но зачем нам демократия? Это абсолютно другая система, которая полностью чужда нам. Мы столько веков жили без демократии единым народом. Демократия уводит нас в совершенно другую сторону. Какие у нас были традиции для самосохранения и самоидентификации кыргызского народа! А мы все растратили. Это меня и волнует.

Вы спрашиваете, откуда идея фильма. Представьте, в каком социуме мы живем: отец изнасиловал свою родную 3-летнюю дочь. Что это?! Вы знаете, что в мире животных такого не происходит. Вот в каком обществе мы живем.

«Мы только и умеем хвастаться тем, что живем в демократичной стране. Есть вещи выше этой демократии: честь, совесть. Это все исчезло».

- Выходит, в своих киноработах вы рассказываете о нашей жизни, ее неприглядной стороне.

- Мне хочется снимать оптимистичные фильмы. Но когда я вижу, какие люди находятся у власти, кто отвечает за будущее нашей страны, ее культурное развитие, я думаю, что на самом деле наступает конец света. Мне кажется, что это шайтаны в обличье людей. Народ выбирает человека на пост президента – он обворовывает нас и бежит из страны. Это не кыргызы, а приспешники шайтана. Наши ценности обесценились: неважно, кто и каким способом зарабатывает. Все потеряли стыд. Однажды я был в неописуемом шоке, когда моя знакомая сказала, мол, ну и что, моя сестра проститутка, зато у нее есть телохранитель. Представляете? Говорит, телохранитель есть – такого нет даже у премьер-министра. Понимаете, наше общество больное. И самое страшное, что аморальность доходит и до простого народа.

- По-вашему, столица — рассадник порока?

- Верно. Самый страшный враг – это образованный испорченный человек. Я считаю, что сначала надо человека научить быть человеком. Это важное знание, которое следует понять в первую очередь. Меня недавно одна знакомая упрекала, почему вы снимаете только пессимистичные фильмы, ведь есть и хорошие люди. А вы знаете, где они живут? В горах – местах, которые еще не настигла цивилизация. Они выбираются в город только по самым необходимым причинам. Они ведут достойный образ жизни, не воруют – живут по совести. Вот на таких людях и держится земля.

Мы только и умеем хвастаться тем, что живем в демократичной стране. Есть вещи выше этой демократии: честь, совесть. Это все исчезло.

_37A7965

- Кстати, а чиновники, власть имущие не говорили вам про вашу картину «Страсть»?

- Они не могут ничего сказать. Они же сами знают, что это правда. Они воруют, разрушают мораль общества, пьют кровь народа. Ведь как ведет себя верхушка власти, такими и становятся люди.

- Рыба гниет с головы.

- Мы сами портим свое будущее. Героиня моей картины – образ будущего Кыргызстана, наши потомки, вернее, девушки, которые станут матерями будущих поколений. Теперь представьте, что нас ожидает в таком случае. Мы сами себя насилуем, насилуем свое будущее.

- Дети – наше будущее.

- Конечно! В кино есть такое понятие, как зеркальный образ. Например, этот парень, которого Айжан (главная героиня фильма «Страсть», - прим.ред.) встретила по дороге является зеркальным образом главного героя, это прошлое спонсора. А каким станет будущее джигита, мы уже видим – он станет этим самым спонсором.

- Мастерски! Однозначно, это картина не для одного просмотра.

- Есть еще один зеркальный образ. Дети спонсора живут заграницей, его дети хотят купить дом в Англии. Дети другого несчастного продали дом и уехали в Россию на заработки. Это другая социальная проблема.

«Когда кто-то из власть имущих начинает говорить ура-патриотические речи, я подозреваю, скоро он продаст землю или еще что-нибудь».

- Вы подняли достаточно много проблем, за мнимой простотой фильма кроется много острых тем. Но почему артхаус? Вы не боялись, что многие не поймут ваш фильм?

- Согласен, понять непросто. Как я уже отмечал, в обществе страшная деградация в моральном, духовном и интеллектуальном плане. Поймут ли села? Нет, не поймут, к сожалению. Потому что их пичкают самыми дешевыми вещами. На протяжении уже 10 лет я обиваю пороги премьер-министра, в свое время обращался к Мадумарову, Талиевой и другим с одной только просьбой – ввести в систему школьного образования дисциплину, связанную с отечественным кино. Нужно всего-то выбрать достойные кинокартины и знакомить детей с культурой, традициями и обычаями нашего народа. К окончанию школы ребенок увидит 50-60 лучших кинолент, которые покажут истинные человеческие ценности. Верно?

- Безусловно!

- Это же классная идея! Это национальная идеология, которая объединила бы всех. Меня никто не хочет слышать! Я столько лет повторяю, а в ответ получаю такие глупые ответы, абсолютно нелепые отмазки. Это безразличие меня настолько обескураживает. Мне все больше и больше кажется, что это не кыргызы, а люди, которых прислали, чтобы искоренить наш народ, своего рода диверсанты. Потому что все эти фонды, НПО вторгались в нашу жизнь со своей демократией, разрушая целостность и единство: учили, сколько детей рожать, как их воспитывать. Они говорят о гендерном равенстве. Я изучал нашу историю – только у кыргызов и монголов было полное равноправие между мужчиной и женщиной. У нас нет и не было проблем с гендерным равенством. И еще, кыргызы никогда не восхищались внешней красотой женщин – тонкий стан кипариса, луноликий образ, бездонные глаза и подобные сравнения присутствуют в произведениях восточных народов. Кыргызы издревле ценили ум, мудрость, храбрость женщины. Я считаю, это самое верное доказательство того, что кыргызские мужчины и женщины испокон веков были равноправными.

kyrgyz_bus2

- Вижу, у вас накипело.

- Да, есть такое. Просто я думаю, нас всего примерно четыре миллиона населения, практически все приходимся друг другу родственниками…

- Это верно.

- Так я не понимаю тогда, почему появляются люди, которые хотят нажиться за счет всего народа! Нас грабят, как каких-то врагов. У меня складывается ощущение, что, нажившись, они уезжают к себе на Родину – кто-то в Россию, кто-то в Беларусь, а сколько чиновников, которые покупают за рубежом дома, готовятся. Они просто грабят нас (тяжело вздыхает).

- Вернемся к «Страсти». Говорят, у картины было несколько вариантов концовки.

- Было два-три варианта. Но лучшая концовка та, которую вы уже увидели: вопрос остается открытым, пусть зритель сам решает. Это наша настоящая жизнь.

- Все же любопытно, какова была альтернатива.

- Ну, знаете, довольно банальный конец. По одной из задумок, главный герой повесится. Потом я решил, что исход истории и есть наказание, самое страшное – неведение.

«Музыка – самостоятельное искусство. Когда режиссеру не хватает таланта, когда он не может донести до зрителя свою мысль, он начинает искать другие приспособления».

- Мне кажется, что «Страсть» - это типичная история, но нетипичные герои…

- Почему нетипичные герои? Мы ведь все знаем, как живут и чем живут чиновники. Таких историй масса.

- Я имею в виду другое. Спонсор, имя которого, кстати, неизвестно, да и не требуется, – собирательный образ. Он выглядит таким благородным, правильным, и, откровенно говоря, слишком старым для молоденькой 19-летней девчонки. Слишком большая разница в возрасте, не считаете? Или это художественный образ, гипербола, чтобы показать крайнюю степень упадка общества?

- Так и есть! Ведь именно эти статные на вид люди, которые красиво выглядят, красиво говорят, и обворовывают народ! Это же маска! Своими сладкими речами, полными умных цитат, они усыпляют людей. Знаете, когда кто-то из власть имущих начинает говорить ура-патриотические речи, я подозреваю, скоро он продаст землю или еще что-нибудь.

- Готовят аудиторию?

- Да. Все так и происходит в нашей жизни. Такие люди пекутся только о собственной выгоде, на народ им плевать, это просто ресурс для обогащения. (Молчание) Я держу орозо. Кажется, я все испортил (улыбается).

maxresdefault

- Вы специально не использовали музыку в фильме?

- Вам не хватило музыки?

- О вашей картине я много читала и была знакома с сюжетом, честно говоря, жду премьеру с января этого года. На премьерном показе рядом сидела девушка, очевидно, не городская. Фильм держал ее в напряжении на протяжении всего действа. Она была в таком диком ужасе, когда поняла, что Айжан и есть дочь спонсора, что не смогла сдержать эмоции – ее тело вздрогнуло, как и вся ее душа. По сравнению с ней мое спокойствие могло показаться кощунством. И мне подумалось, что трагическая музыка смогла бы окончательно «убить» сознание зрителя.

- Музыка – самостоятельное искусство. Когда режиссеру не хватает таланта, когда он не может донести до зрителя свою мысль, он начинает искать другие приспособления. Это может быть музыка, свет и другие технические решения. Но когда есть форма кино, язык, стиль, музыкальное сопровождение не требуется. Ведь в жизни, когда люди сражаются в схватке, вокруг них не звучит соответствующая мелодия.

- И так все ясно.

- Да, и так все ясно! Есть киноленты, в которых, если музыку убрать, фильма как такового нет. Выйдут все недочеты режиссера. Весь настрой фильма опирается на музыку. Есть композитор, актеры, сценаристы, а режиссера нет. У сильного режиссера есть свой стиль, визуальный язык. Да, в лирических лентах музыка нужна для украшения, но режиссер должен уметь доносить свою идею силой киноискусства. Я учу своих студентов стараться снимать фильмы без музыки.

Музыка проявляется в самом действии фильма. Иногда хочется выключить фильм и слушать мелодию, потому что она настолько красива, что представления зрителя намного лучше, чем то, что происходит на экране.

«Европа постоянно ищет сенсации, создает моду, пишет дешевые сюжеты, хочет пощекотать нервы зрителя и заработать на этом много денег. Все, в этом главная цель зарубежной кинематографии».

- Сколько времени занял процесс съемки?

- Мы сняли фильм за месяц. После я занимался разработкой стиля, эстетики картины. Эта часть работы заняла намного больше времени. Многие ошибаются, полагая что снять фильм значит написать сюжет, поставить камеру, свет, заставить актера что-то делать. В таком случае есть сценарист и актер. Режиссера нет. Тогда вопрос: в чем же заключается работа режиссера?

eurasia-25

- Киновед Гульбара Толомушева в своей рецензии назвала Айжан девушкой-рысью. Но мне кажется, что главная героиня скорее жертва, нежели хищница.

- У каждого человека своя трактовка. Это с одной стороны. И потом, я никому не навязываю свое мнение. Я предлагаю пищу для размышлений. Зрители по-разному смотрят картины: кто-то сможет увидеть глубокие смыслы, а кому-то достаточно познакомиться с сюжетной линией.

- «Страсть» участвовала во многих кинофестивалях. Как приняли киноленту европейские зрители?

- В Европе зритель искушенный. Такой фильм для него — обычное явление. Меня недавно спросили, стремлюсь ли я участвовать в Каннском кинофестивале, мечтаю ли получить «Оскар». Я ответил, что, возможно, лет восемь-десять назад я и стремился. А сейчас я не хочу. Абсолютно. Почему, знаете? Вы видели, какие фильмы получают «Оскар» сегодня? Фильм о двух голубых. А какие фильмы выигрывают на Каннском фестивале? О двух лесбиянках. А также фильмы, основанные на насилии, убийствах и жестокости. Я просто разочаровался.

- Европейцы и американцы сами убеждены, что если раньше побеждало настоящее киноискусство, то теперь эти кинофестивали превратились в коммерческие проекты.

- Я показываю своим студентам фильмы Маджид Маджиди и др. После их просмотра зритель плачет – происходит очищение. Эти фильмы настолько человечны, они воспевают любовь, красоту, ценности. А что делают в Европе? Она постоянно ищет сенсации, создает моду, пишет дешевые сюжеты, хочет пощекотать нервы зрителя и заработать на этом много денег. Все, в этом главная цель зарубежной кинематографии.

9400cbf1ae38461c248de66c6d58fd4c

Самые лучшие фильмы подарил Восток. Японские, правда, старые, а также иранские и советские. Я считаю, что это самые лучшие фильмы в мире. Это самые человечные, чистые и добрые киноленты. Я знаю, что после просмотра иранских картин, многие не сдерживают своих слез – настолько они гуманны. Ведь в этом и цель искусства кино – очищение, кино заставляет нас задуматься о жизни, о себе.

К сожалению, в Кыргызстане людей не считают за зрителей, их воспринимают как кошельки: это 100 сомов идет, вот 150 сомов подошли, а вон еще 200 сомов подходят. Если раньше была идеология, фильмы снимались, чтобы воспитать нацию, показать ценности, то теперь фильм – это очередной товар. С одной стороны, современных режиссеров тоже можно понять, ведь они вкладывают свои деньги и желают заработать. Нашему государству, Министерству культуры откровенно плевать, что снимают, что показывают. Для сравнения, в Казахстане сам Назарбаев смотрит кинопремьеры.

«У «Страсти» свои зрители. Это не мейнстрим. Картина говорит о том, что есть проблема. Это произведение, а не товар».

- Возможно, в таком случае простой зритель поделился с вами своими впечатлениями о вашей киноленте?

- Пока никаких отзывов я не получал от соотечественников. Соседний Казахстан очень тепло принял фильм. Зрители хорошо восприняли артхаус. Теперь «Страсть» участвует в основном конкурсе в Австрии. Дай Бог, в августе там состоится показ. Я уже получил приглашение.

- Поздравляем! А как же насчет проката в нашей стране? Говорили, что киноленту будут показывать только неделю.

- Ну, вы же сами понимаете, эта картина не для наших зрителей. Где вы смотрели фильм?

photo2013-0006

- В кинотеатре «Манас».

- Наверное, людей было мало.

- Откровенно говоря, да. И у меня вопрос: для кого в таком случае вы снимали артхаус, если сами признаете, что наш обычный зритель его не поймет?

- Дело в том, что, к сожалению, в наши кинотеатры в основном ходят люди в возрасте от 12 до 25 лет. Верно? Остальным не до кино вообще. С другой стороны, у «Страсти» свои зрители. Это не мейнстрим. Картина говорит о том, что есть проблема. Это произведение, а не товар.

- Европа поняла ваш фильм, Казахстан хорошо воспринял картину, однако не боитесь ли вы, что кыргызстанцы, кому адресована кинолента, не увидят и не услышат вас?

- Я не хочу принижать уровень культурного потребления жителей.

- То есть, вы ставите высокую планку.

- Конечно. Моя картина идет в противовес дешевым штампам. Я не хочу подстраиваться под зрителя, которого «кормят» клише. Мы сами должны воспитывать своего зрителя. Поэтому я и настаиваю на том, чтобы в школьное образование ввели специальный ознакомительный курс, где дети знакомились бы с культурой народа благодаря лучшим кинокартинам. Я уже более 10 лет обращаюсь в Министерство культуры с этим предложением. Дмитрий Медведев в прошлом году, когда был президентом, поднял этот вопрос. В течение трех месяцев они отобрали сто фильмов, которые дети смотрят в школах. Теперь вы понимаете, что здесь это никому не нужно.

- Поговорим о названии. Почему «Страсть»? Вы имеете в виду порочную связь?

- В оригинале название звучит как «Кумар». На кыргызском языке кумар означает негативные оттенки таких понятий, как страсть, жажда, азарт. Например, говорят об азартной игре в карты. Главный герой – шайтан в облике чиновника. (Задумывается) Хм, может, надо было так и назвать фильм – «Шайтан»? (смеется).

Данная статья является интеллектуальной и авторской собственностью интернет-издания Limon.KG. Перепечатка материала с сайта невозможна без письменного разрешения редакции.
Поделись своим мнением

Обсуждаемое в соцсетях